NetNado
  Найти на сайте:

Учащимся

Учителям



Ежегодная конференции "рао "еэс россии"- открытая компания" 16 мая 2007 г


Ежегодная конференции "РАО "ЕЭС России"- открытая компания" 16 мая 2007 г.



Выступление Председателя Правления РАО "ЕЭС России" Чубайса А.Б.

Чубайс: Добрый день! У нас сегодня традиционная встреча с журналистами в рамках конференции под названием "РАО "ЕЭС России" - открытая компания". Как сказал недавно наш председатель Совета директоров, наша открытая компания скоро превратится в закрытую: мы действительно находимся на финишной прямой реформы, в результате которой холдинг РАО прекратит свое существование.



Я даже так и назвал сегодняшнюю презентацию - "Реформа электроэнергетики: Финишная прямая". Все то, о чем говорили энергетики на протяжении последних 7 лет, выходит на конечную цель, ради которой реформа и задумывалась. Цель, прежде всего, состоит в том, чтобы от этапа преобразования, от этапа создания рынка, от этапа разделения и реорганизации, основываясь на реформе энергетики, выйти на привлечение масштабных, беспрецедентных по объемам инвестиций, которые энергетики остро необходимы. Другими словами - выйти на этап развития. В эту стадию мы сегодня вошли, и об этом я хотел бы вам рассказать.



Я затрону четыре темы. Первая из них - "Энергетика и потребности экономики". Иначе говоря, я попытаюсь дать ответ на вопросы: "Что нужно сегодня экономике страны или стране в целом от энергетики? На какие объемы и на какую динамику электропотребления мы должны ориентироваться, чтобы полностью удовлетворить спрос потребителей?".

Второй вопрос - это собственно реформа энергетики и стратегия развития. Что сделано на сегодня, что будет сделано в ближайший год, и как будет развиваться энергетика в дальнейшем? Что будет строиться, где и как это строительство будет осуществлено?

Третий вопрос - это попытка выйти за пределы энергетики. Как будет выстроено взаимодействие энергетики со смежными отраслями экономики? Как на отраслях-поставщиках это отразится? В какой степени смежные отрасли готовы к этому? Каким будет эффект реформы энергетики вовне энергетики?

Наконец, четвертый, последний вопрос - финальная реорганизация РАО ЕЭС и система управления энергетикой по завершении работы РАО ЕЭС.



Начну с первого вопроса - с того, что экономика сегодня хочет от энергетики. Энергетика сегодня оказалась в абсолютно новом для себя положении, в котором она не была за последние 15 лет. Масштаб предъявляемого ей спроса со стороны экономики настолько велик и критичен, что мы попадаем в развилку. Либо энергетика действительно сумеет ответить на этот спрос, создаст мощный импульс собственному развитию и развитию всей экономики - либо она не сумеет этого сделать и станет тормозом развития экономики.

Энергетика - единственная отрасль в экономике, которая ежедневно и ежечасно поставляет свою продукцию каждому юридическому и каждому физическому лицу в стране. В этом смысле дефицит, нехватка электроэнергии оказывает глубинное разрушающее влияние на экономику в целом.

Строго говоря, та же развилка, что показана на нашем слайде, довольно типична не только для энергетики, но и для многих других отраслей - от естественных монополий до дорожного строительства в городах.

Что такое массовые автомобильные пробки по всей стране, от Владивостока до Калининграда? Это ровно та же развилка: резко выросший спрос не может быть подкреплен развитием, он не воспринимается отраслью как импульс к развитию, потому что сама отрасль нерыночная. В нерыночных отраслях спрос создает дефицит. В рыночных отраслях спрос создает развитие.

Поэтому первое, что мы для себя должны были понять применительно к энергетике - рыночная она или не рыночная?



Вот слайд, отражающий динамику электропотребления в стране. Из него видна одна простая истина: мы вышли на уровень исторического максимума электропотребления, достигнутого в 1990 году, и уже в нынешнем году преодолеем его. Естественное снижение потребления 1990-х годов сейчас полностью компенсировано. Дальше мы выходим на объемы потребления, которые никогда не существовали (считайте, что это уже произошло).

Эта динамика касается страны в целом. Если же посмотреть ситуацию по регионам, то она окажется гораздо более драматичной.



Вы видите перечень регионов, в которых уже сегодня объем потребления существенно выше, чем в советские времена - начиная с Кубани и Астрахани, где превышение составляет 3-4%, и заканчивая Москвой (+21%), Дагестаном (+35%). Это означает, что мы уже рискуем опоздать. Мы уже должны наращивать наши объемы немедленно. Строго говоря, нужно было начинать делать это вчера. Исходя из анализа вчерашнего дня и сегодняшнего положения, мы должны были дать себе оценку того, что будет экономика требовать от энергетики завтра. И мы инициировали такие дискуссии в прошлом, 2006-м году. Дискуссии были очень бурными. Их итог мы считаем абсолютно правильным, профессиональным: правительство определило динамику электропотребления в стране на следующие 5 лет.



Вот динамика объема электропотребления в России на ближайшие годы. За этой динамикой стоят две очень коварные особенности, которые создают для нас колоссальные сложности и вызовы. Первая из них состоит вот в чем. Ежегодный темп роста потребления в 2006-2010 гг. - 4.9%. Это втрое выше, чем в предшествующие 5 лет, когда он составлял 1,7%.

Вторая коварная особенность: этот бурный рост происходит как раз в тот момент, когда существующие мощности исчерпали возможности прироста выработки.

Сумма этих двух особенностей означает: стране нужны не просто новые вводы генерирующих мощностей, не просто новое строительство, а колоссальные темпы ускорения новых вводов. Нужны такие новые вводы, которые не снились энергетике за все время ее существования.

Это собственно и есть то, что экономика сегодня хочет от энергетики.



Дальше возникает вопрос: а возможно ли это вообще? Вопрос правомерный, применимый к тем же городским автодорогам. Можно ли в принципе решить проблему пробок в Москве и в других городах страны? Сколько это стоит, какой необходим объем инвестиций, какая инженерная база, какой строительный задел, каковы технологические ограничения? Точно так же этот вопрос может быть поставлен применительно к энергетике. Мало ли что тебе хочется 5% роста за 15 лет - а вдруг это невозможно вообще? Существуют тысячи аргументов, почему это невозможно. Тем не менее, мы утверждаем: абсолютно возможно и абсолютно реализуемо. Прежде всего, потому, что есть у этой задачи, у этой конструкции есть три важнейших опоры.

Первая из них - реформа энергетики. Убежден: если бы реформа не была проведена, у нас не было бы возможности ответить на спрос экономики. Вторая прямо связана с первой. Реформа энергетики позволила вырастить концепцию инвестиций - не только концепцию, а, собственно, сами инвестиции. Когда мы говорим об энергетике, то инвестиции - это не миллионы и не миллиарды, и даже не сотни миллиардов рублей. Нам нужны триллионы рублей для того, чтобы пройти развилку, с которой я начал разговор. Наконец, третья опора - это долгосрочная стратегия развития энергетики. Она совершенно необходима, чтобы понимать: куда вкладывать, что строить конкретно в Амурской области, во Владивостоке, в Тюмени, Москве… Что строить в генерации, в сетевом хозяйстве, в диспетчерском комплексе, и как сбалансировать это с топливным балансом страны. Мы потратили массу усилий, прежде чем смогли вам сказать: мы понимаем стратегию развития энергетики. Она не просто выработана, а принята за основу правительством. Подробнее о ней сегодня расскажет Б.Ф. Вайзинхер в своем выступлении.



Я хотел бы в общих чертах напомнить о том, что такое реформа электроэнергетики. Суть реформы есть разделение конкурентного и монопольных секторов. В энергетике конкурентными секторами являются генерация и сбыт, монопольными - диспетчирование, магистральные и распределительные сети. Эти два сектора должны жить по-разному. Первый из них - рыночный, со свободными ценами, частной собственностью, частными инвестициями. Чем меньше в нем государства, тем лучше. Второй сектор - монопольный. Здесь - государственная собственность, жесточайшее регулирование, контроль, устанавливаемые государством тарифы, отсутствие рынка. Вот эта базовая идея была новацией, если хотите - переворотом во всем мышлении энергетиков, потому что предшествующие 70 лет энергетика в России в СССР (да и в остальном мире) жила в другой логике. Она жила в логике вертикально интегрированных компаний и отсутствия разделения генерации и потребления, генерации и сетей, отсутствия рынка.

Исходя из нового подхода, мы завершаем структурные преобразования. Разделены 66 энергосистем, генерация отделена от сетей, созданы генерирующие и сетевые компании. А самое главное - и, наверное, самое сложное - это рынок.



Создание рынка я считаю задачей сверхъестественной категории сложности. Сделать из ухи аквариум - это задача практически неразрешимая. Сделать из аквариума уху гораздо проще: достаточно вскипятить в аквариуме воду. То, что мы сделали в энергетике, -

это создание живого аквариума с живыми плавающими рыбками из мертвого рыбного супа.

На сегодняшний день в стране функционирует масштабный либерализованный оптовый рынок электроэнергии. Этому рынку чуть больше полугода. Тем не менее, он уже доказал самое главное. Он эффективен, он решает те задачи, ради которых человечество изобрело рынок вообще. Он обеспечивает, прежде всего, очевидную оптимизацию загрузки мощностей. Проще говоря, он создает ситуацию, когда эффективные мощности загружены больше, а неэффективные - меньше. Причем делает это лучше, эффективнее и честнее, чем вся советская система диспетчирования с 50-летней историей существования. Рынок решает задачу честного распределения избыточных затрат между поставщиком и потребителем. Это фундаментально важно.

Рынок приносит неожиданности и нам самим. Создавая его в сентябре, мы были абсолютно уверены, что в период с сентября по декабрь получим рост рыночных цен, и очень на него рассчитывали. Но рынок сказал - нет. На протяжении 4 месяцев, с сентября по декабрь, шло последовательное снижение рыночной цены вопреки желанию создателей рынка. Причина? Не было зимы в этом году, необычно теплая погода. И рынок нам показал: зимы нет - спрос меньше, значит, не будет и роста цен. Абсолютно честная позиция. Ничего более честного, чем либерализованный свободный рынок не существует. Он дает ответы на все вопросы, которые иначе можно было бы решать только конфликтами, спорами, противостояниями - либо тупым планом, который не решает ничего. Вместо тупого тарифа мы получили с вами живую систему цен, сертифицированную для каждого региона страны (если быть более точным - для каждого из 6 тысяч энергетических узлов в ЕЭС). Для каждого из 6 тысяч узлов, в каждый час времени - честное соотношение спроса и предложения, и как результат - честная свободная цена. Меньше спрос конкретно в Мезенском районе Архангельской области - ниже цена. Больше спрос в Богучанском районе Красноярского края - выше цена. Больше спрос в 9 утра - выше цена; меньше спрос в три часа ночи - ниже. Мало того, в Сибири мы вообще получили 2 месяца нулевой цены. Почему? Высокая вода в Ангаро-Енисейском каскаде, высокий объем гидровыработки.

Это и есть оптимизация загрузки на основе рынка, а не на основе планового диспетчирования и не на основе тарифа, который никогда в жизни такие вещи не может учесть. Чиновники утвердили тариф раз в год, вытерли пот со лба, сказали: "Работа сделана". И потом целый год с этим тарифом энергетика живет. Тариф - он не живой. А энергетика живая, и ей нужен живой регулятор. Таким регулятором стал рынок.



На основе конкурентного оптового рынка электроэнергии, запущенного с 1 сентября 2006 г., будут созданы рынок мощности, рынок системных услуг. Будет продвигаться либерализация розничных рынков. Возникнет рынок производных финансовых инструментов. Но основа - это конкурентный оптовый рынок, запущенный с 1 сентября. Темпы его либерализации уже заданы правительством. К 1 января 2011 года он будет либерализован на 100%.



На основе того, что было сделано в реформе за прошедшие годы, нами была разработана концепция инвестиций. Она базируется на том же принципе разделения на монопольные и конкурентные сектора.

Если в общих чертах, то в конкурентные сектора должны пойти частные инвестиции; в монопольные сектора - бюджетные.



Каждый из элементов этой схемы был развит в конкретные финансовые технологии. Для конкурентного сектора это, прежде всего допэмиссии оптовых и территориальных генкомпаний (ОГК и ТГК), механизм гарантирования инвестиций, прямые и частные инвестиции и так далее. Для монопольного сектора - другие механизмы. Здесь допэмиссия имеет второстепенное значение. Более важная часть - плата за техническое присоединение к сетям.

Как видно на этом слайде, большинство названных мной механизмов инвестиций - это результат реформы электроэнергетики и создания рынка.



Если есть механизм инвестиций, дальше надо вырабатывать базовые цифры: какие объемы инвестиций нужны для того, чтобы удовлетворить растущий спрос? Вот здесь вы видите эту впечатляющую динамику. Если переводить эти шестизначные цифры в доллары, то получится следующая картина. В 2005 году объем инвестиций РАО ЕЭС 2 млрд. долларов, в 2006 году -6 млрд., а в 2007 год - 20 млрд. долларов. Рост в 10 раз за два года. Уже понятно, что эта цифра реальна, мы на нее выйдем. Потому, что частный инвестор по-настоящему поверил в рынок.



Основа всей концепции инвестиций - это частные инвестиции в генерацию через IPO акций генкомпаний. Первое IPO было проведено в ноябре прошлого года, хотя очень многие считали это невозможным.

Надо понимать, что частные инвестиции в отличие от бюджетных обладают очень важной особенностью. Бюджетные есть функция пробивного потенциала и лоббистских возможностей, ничего другого. А в частных инвестициях ты можешь быть пробивным или непробивным, ты можешь быть хорошим лоббистом или плохим - что из того? Не волнует это инвестора. Ему нужно из кармана достать последний кровный миллиард, заработанный невероятными усилиями, и отдать его в энергетику. Сама по себе эта мысль казалась дикой: еще несколько лет в отрасли были проблемы неплатежей, перебои с мазутом и т.д.

Но в ноябре прошлого года в этом споре поставлена точка. Первое же IPO дало фантастический результат. Мы получили объем спроса в 10 раз больший, чем объем предложения, по цене прошли по верхней планке, объем привлеченных средств составил почти полмиллиарда долларов. Второе IPO дало примерно такой же результат: вместо планируемых полутора миллиардов долларов мы получили 3.1 млрд. долларов. Сейчас завершается еще два размещения - в компаниях ТГК-5 и ТГК-3. В ТГК-5 мы явно получим больше 11 млрд. рублей, в ТГК-3 - больше 60 млрд. рублей.

Это означает, что дискуссии завершены. Доказано: массовые частные инвестиции пошли в энергетику в объемах существенно больших, чем мы сами на это надеялись. Вслед за 4 IPO, которые фактически были проведены, нам предстоит провести размещение акций всех остальных 16 генерирующих компаний. В результате мы получим колоссальный объем инвестиций.

При этом каждая генкомпания, выходя на IPO, заблаговременно говорит инвестору, куда она намерена вложить средства, вырученные от размещения акции. Инвестпрограмма, о которой я говорил выше,

развернута по каждой генкомпании, у каждой из них есть перечень проектов. Этот перечень проектов она выкладывает инвесторам и вот тогда происходит соединение технологии с финансами. Для того чтобы инвестор выложил тот самый кровный миллиард, он более чем дотошно влезает в детали каждого из проектов, которые ему выкладываются.

Инвестор изучает все финансовые параметры, финансовую модель, на основе которой вы их считали, топливную базу, наличие договоров на поставку топлива, рынок сбыта, спрос, цены на рынке в этом регионе, динамику тарифов… Он изучает все до дна. Чтобы отдать деньги,

он должен быть уверен, что инвестиции сработают. Иначе никакой Чубайс ни в чем его не убедит.

Именно в этом и состояла вся драма накануне IPO для нас. Именно поэтому мы сегодня говорим: задача решена, инвестор пошел. Идет жесткая конкуренция, очень большое количество компаний, стремящихся приобрести акции - как российских, так и мировых. Яркий пример - ОГК-3, где мы получили 3.1 млрд. долларов вместо полутора миллиардов долларов. Почему победитель - компания "Норильский Никель" -

решил выложить 3.1 млрд. долларов вместо полутора? Причина простая: конкуренция. На конкурс пришел Enel, крупнейшая европейская энергетическая компания, и начался торг. И только на трех с лишним миллиардах Enel решил остановиться. А "Норильский Никель" назвал высшую цену - и получил компанию.



На выходе из всего этого - собственно сами инвестиционные проекты. Их как-то трудно описать кратко. Представьте себе 120 новых электростанций и энергоблоков. Мы вводили в год 2-3, максимум 4 блока, и то редко. А теперь нужно ввести 120 с теми объемами, которые указаны на этом слайде. Как видно из диаграммы, в прошлом 2006 году всего в России введено около 1600 МВт, в 2007-м предстоит ввести 3 000 МВт, а в 2010 году - более 21 000. Вот вам динамика - рост более чем в 10 раз! Она является результатом того объема инвестиций и той стратегии развития, которая на сегодня выбрана.



Как уже было сказано, даже если у тебя есть много денег, это вовсе еще не означает, что ты знаешь, что с ними делать. Безусловно, нужно - тем более в такой отрасли, как энергетика - иметь ясную стратегию. Стратегию, отвечающую на вопрос о том, что именно должно быть построено, как, где в каких регионах, как обеспечить целостность и комплексность сетевой компоненты, как обеспечить топливный баланс, как обеспечить адекватность регионального разреза реальному региональному спросу, как обеспечить машиностроение, которое способно произвести соответствующую продукцию, и так далее.

Чтобы на все эти вопросы ответить, нами были сделаны три важнейшие документа. Первое из них - это целевое видение до 2030 года, вместе с Академией наук, которой мы благодарны. Они провели колоссальную, очень важную работу. В ней участвовали такие люди, которых можно просто назвать историей нашей энергетики - например, академик Шейндлин.

Целевое видение до 2030 года - это шаг № 1, но это обобщенный, сводный документ. Шаг № 2 - генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года. Это уже гораздо более предметный документ, который был сделан вместе с Минпромэнерго, доработан, представлен правительству и после тяжелого и мучительного спора принят правительством за основу. Наконец, шаг № 3 - пятилетняя инвестпрограмма. Вот эта "матрешка" и есть стратегия, о которой подробней расскажет Борис Феликсович Вайзинхер.



Основа ее - это внутреннее электропотребление по регионам, которое мы теперь понимаем. По каждому региону у нас есть соответствующие цифры - не вообще по России, а предметно. Это и есть та база, на которой мы выстроили всю свою стратегию.



Цель стратегии - удовлетворение спроса и развитие энергетики. Однако мы хорошо понимаем: задачи такого масштаба энергетика может выполнить только тогда, когда получит подкрепление от всех остальных отраслей экономики.

Давайте по-другому эту же мысль развернем. Вот мы соберем деньги в результате IPO. Куда деваются эти деньги, куда они попадают? Они ведь не идут на зарплату энергетиков, на приобретение топлива, они не идут на амортизацию основных фондов… Строго говоря, эти деньги, собранные энергетикой, дальше предъявляются в качестве инвестиционного спроса другим отраслям экономики.

Это спрос на энергетическое оборудование - продукцию энергомашиностроения. Это спрос на электротехническое оборудование, на топливо - уголь и газ, на строительство и стройматериалы, на услуги проектно-исследовательского и монтажного комплексов. Наконец, за всем этим стоит наука - не только прикладная, но и фундаментальная; ВУЗы, кадры. Вот очень бегло перечень тех отраслей, в которые энергетика приходит сегодня со своим спросом.

Мы посчитали этот спрос, вот здесь на слайде он в общих чертах описан. Мы планируем рост спроса на продукцию энергомашиностроения в 7 раз за 4 года; на продукцию электротехнической промышленности - в 3,4 раза. Спрос энергетики на уголь за то же время вырастет на 40%, на газ - на 30%, и т.д. Рост затрат на науку и образование даже трудно посчитать, хотя мы много и серьезно этим занимаемся.

Вот почему мы утверждаем: энергетика - локомотив экономики. Я не знаю другой отрасли и другой инвестиционной программы в стране, которые бы создавали для других отраслей экономики столь же масштабные возможности развития. И все это - результат проведенной нами реформы.



В этом смысле последнее, что нам осталось, - это закрыть компанию РАО "ЕЭС России". Это завершающая часть нашей работы, о которой я тоже хотел немного рассказать.

Как мы и говорили, в результате преобразований РАО ЕЭС будет реорганизовано и ликвидировано. В качестве разминки первую реорганизацию мы собственно уже провели. В результате реорганизации РАО ЕЭС в течение нынешнего лета будут выделены две генкомпании -

ОГК-5 и ТГК-5. На втором, финальном этапе реорганизации будут созданы все компании целевой структуры. Они перейдут в собственность акционеров РАО ЕЭС пропорционально их долям в РАО. А сама компания РАО "ЕЭС России" исчезнет. Осенью этого года мы проведем собрание акционеров (которое, надеюсь, примет соответствующее решение) и 30 июня 2008 года закроем компанию.



Вот что должно произойти на наших глазах в ближайшие 14-15 месяцев. Что будет после этого? После этого будет динамично развивающаяся энергетика. В этой энергетике будут работать компании целевой структуры.

Если кто-то из вас сегодня является акционером РАО ЕЭС, это означает, что в результате реорганизации с 1 июля 2008 года вы получите, во-первых, акции каждой из оптовых и территориальных генкомпаний (строго говоря, каждой кроме ОГК-5, ТГК-5: они уже выделены из РАО ЕЭС). Кроме того, вы получите акции Федеральной сетевой компании (ФСК) - компании, которая обещает стать новым масштабным явлением на фондовом рынке страны. Я уверен, что ее капитализация будет очень значима сама по себе и значима с точки зрения ее роли на финансовом рынке. Кроме того, акции МРСК - это в какой-то мере будет новая структура, холдинг межрегиональных распределительных сетевых компаний. Этот холдинг будет на 52% принадлежать государству, а на 48% - акционерам РАО ЕЭС. Далее - ЗАО "ИнтерРАО ЕЭС", очень интересная, перспективная компания. Эта компания на 60% принадлежит РАО ЕЭС, на 40% - Росэнергоатому. Соответственно, в ее уставный капитал будут внесены несколько наших крупных станций, в результате чего ИнтерРАО станет одной из компаний целевой структуры, а акционеры РАО получат в ней соответствующие доли. Акционеры РАО ЕЭС также получат акции Дальневосточной энергетической компании (это наш дальневосточный холдинг, там особая реформа, особая структура преобразований). Наконец, ГидроОГК - еще одна будущая жемчужина в короне фондового рынка России, я уверен в этом. Ее сегодня нет на фондовом рынке, она появится с 1 июля будущего года. В ГидроОГК будет 52% у государства, а 48% - у частных акционеров.

Среди компаний целевой структуры есть еще Системный оператор. Но мы не хотим делать бизнес из диспетчирования. В данном случае мы пойдем обратным путем - предложим государству увеличить его долю в Системном операторе до 75%, а оставшиеся 25%, скорее всего, будет приобретать вновь созданное некоммерческое партнерство (НП) "Совет рынка", о которой я скажу два слова чуть позже.



Вот то, что будет в самой энергетике. Но это - объект управления. А теперь - о субъекте управления. Кто управлять будет всем этим без РАО ЕЭС?

Укрупненная схема представлена на следующих слайдах. Мы предлагаем систему управления энергетикой после РАО, включающую в себя три уровня: федеральный, окружной (уровень федеральных округов) и региональный (уровень субъектов РФ).



На федеральном уровне вся концепция, весь механизм управления энергетикой должен базироваться на двух опорах. Одна опора - это государство, другая опора - саморегулирование. Если исходить из нынешней структуры органов власти, под государством в данном случае подразумеваются Минпромэнерго и Росэнерго. Дальше мы предоставляем конкретные бюрократические механизмы, которые увеличивают полномочия Минэнерго на этот счет. По поводу этих механизмов мы уже рассказали правительству и встретили понимание. Считаем, что правительство должно усилить свою роль в энергетике после реформы и ликвидации РАО ЕЭС, взяв на себя функции государственного управления в этой сфере.

Вторая часть - саморегулируемая. В основе ее - новая структура, НП "Совет рынка", выращиваемая нами на основе некоммерческого партнерства АТС. В этой структуре будут представлены все участники рынка - поставщики, потребители, а также государство. В нашем понимании у НП "Совет рынка" должны быть очень мощные саморегулируемые полномочия в энергетике. В чем они состоят, как это может быть сделано - отдельный вопрос.





У нас есть понимание того, как должен выглядеть механизм управления энергетикой в округах. Мы понимаем, как это должно выглядеть в регионах - что должен делать губернатор, чтобы у него появились реальные рычаги управления новой энергетикой. Это будет выглядеть не как в дореформенных АО-энерго, которые управлялись кнопкой на панели у каждого губернатора: нажал кнопку - "отключить", нажал еще - "купите там мазут". Нет, этого не будет. Создается совершенно другая модель управления энергетикой, в которой на самом деле не уменьшаются полномочия губернаторов. Напротив, они даже увеличиваются - просто становятся более сложными и требуют большей квалификации в управлении энергетикой со стороны губернатора и его регионального министра энергетики.

У нас есть понимание, как этого достичь, и мы готовы об этом рассказать.



Это все, о чем я хотел сегодня рассказать. Возвращаясь к началу нашего разговора - к развилке, на которой оказалась энергетика, - хочу еще раз подчеркнуть. Мы убеждены в том, что энергетика станет мощнейшим локомотивом развития экономики. Все то, что сделано в рамках реформы электроэнергетики, позволяет проскочить эту развилку. Проскочить, повернув не в тупик, не в сторону торможения - а на путь под названием "развитие экономики России".

 

Презентация к выступлению Председателя Правления РАО "ЕЭС России" Чубайса А.Б. (1,9 Мб

страница 1


скачать

Другие похожие работы: