NetNado
  Найти на сайте:

Учащимся

Учителям



Конкурса творческих работ учащихся «Интеллект, творчество, фантазия»



Муниципальный тур конкурса творческих работ

учащихся

«Интеллект, творчество, фантазия»

Секция: история XX-XI вв.



Выполнила:

Тупоносова Дарья Александровгна

10 класс МОУ Октябрьская СОШ

г.Похвистнево

Научный руководитель:

Малашко Елена Ивановна

2011 г.

I . ВВЕДЕНИЕ.

Анализ ситуации.

Любая медаль имеет две стороны. Свет – тьма, смех – слёзы, черное - белое, качество - количество, бедный - богатый, жизнь - смерть.… Это называется диалектикой. Мы живём в двойственном мире. В каждом поступке мы находимся лишь на одной стороне. Это трудно - выбрать правильную сторону - от себя не убежишь. 22 сентября 2007г. по каналу СГУ после просмотра телевизионного проекта Артёма Боровика о женщинах – террористках я была поражена всем увиденным. В голове звучала одна фраза Алексиевич С.А. «У войны не женское лицо». Только у неё стоит точка в конце, а мне хочется кричать « У войны не женское лицо?!» Какой здесь знак поставить, после просмотренного фильма. В каких красках они, эти женщины, девушки и девочки, объединённые одним словом шахидки, видят мир? Гуашь это или акварель? Радуга или тьма? Что им снится по ночам? Море с серебристыми барашками волн или горные вершины, покрытые снегом? Вспоминают ли они милого или отца, которого ночью увезли федералы, а потом их нашли изуродованными в лесу? А, может, им во сне являются те русские солдаты, которым отрезал головы брат, муж или сосед?

О чём они мечтают? От наших родителей мы слышим, что 16 лет - это начало жизни. 16 лет - это начало жизни для нас! Но не для неё, для моей сверстницы Медни Мусаевой. Для неё 16 лет - это уже выбор жить или умереть. Но весь трагизм заключается в том, что конец её жизни - это конец ещё десятков жизней, чья смерть, почти как в сказке, на острие. На острие двух проводов. "А потом ты зажмёшь в ладони контакты.… И всё закончится! - говорил инструктор, - Гвозди и шурупы сделают своё дело!"

Как в древней притче. Приходит ученик к учителю, и говорит: "У меня в руке зажата бабочка: жива она или нет?". А сам думает: "Если учитель скажет, что жива, я сдавлю ладонь и убью бабочку, открою руку - учитель окажется не прав. Если учитель скажет, что мертва, я отпущу бабочку, и она вспорхнёт в небо - учитель опять окажется не прав". Учитель, как истинный мудрец, ответил: "ВСЁ В ТВОИХ РУКАХ!".

На рубеже 20-21 века всё чаще в СМИ говорится о том, что в разных странах мира совершаются теракты. Если в конце 20 века теракты совершались чаще всего на территории России и в странах Востока, то в 21 веке - по всему миру, т. е. проблема терроризма стала глобальной. В терактах гибнут как отдельные люди, так и десятки, сотни, и даже тысячи людей. Например: Норд-Ост, Испания, Нью-Йорк, Москва, Абхазия. Но более всех мир потрясли события в Беслане, когда террору подверглись не только взрослые, но и дети.
Проблема: Никто не будет спорить о том, что высшее предназначение женщины созидать, так как именно она являться продолжателем рода, но уже с 20 века нам знакомо понятие «женский терроризм». А это значит, что представительницы женского пола, чью красоту, одухотворённость и нежность воспевают во все времена, совершают массовые убийства, в том числе и детей, что на мой взгляд противоречит их природе.

Цель: анализ женского терроризма, выявление причин его происхождения.

Задачи:

1.Найти информацию о женском терроризме.

2.Проанализировать найденную информацию.

3.Подготовить компьютерный диск « Фотофакты о терроризме».

4.Презентация работы.

I I. ТЕРРОРИЗМ - НЕ ЖЕНСКОЕ ДЕЛО.

2.1.НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ ИЗ ХРОНИКИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТОВ.

Одни из наиболее известных страниц в историю политического, антигосударственного терроризма были вписаны в России в конце XIX - начале XX веков. Хотя в стране и начались преобразования (отмена крепостного права и пр.), но их нерешительность и половинчатость вызывали неудовлетворенность в различных слоях русского общества и, особенно, в среде разночинной интеллигенции. Ответом на насилие самодержавной власти явилось создание «Народной воли», а затем «Боевой организации эсеров», ставивших задачу «дезорганизации правительства путем террора». Были уничтожены тысячи чиновников ; жертвами становились генерал-губернаторы, градоначальники, командиры воинских частей, начальники тюрем, жандармы, полицейские чины, приставы, урядники, судьи, прокуроры. Не миновала расправа и членов Государственного совета, особ императорской фамилии. После восьми покушений был убит царь Александр II. Провозглашался ряд этических норм: карать только лиц, виновных в репрессиях; не должны были страдать женщины и дети. Весь 20 век был веком кровавым. Особенно много жертв террора было в нашей стране. От «белого» и «красного» террора гражданской войны погибло около 5 млн. человек; жертвами «сталинского» террора стали 80 млн. человек .

В сегодняшнем мире террор достиг более высокой степени ожесточения - теперь теракты стараются осуществить в массе народа в разных странах мира и, к тому же, стремятся, чтобы эффект был усилен широким освещением в прессе. Вот фотофакты крупных терактов мирового значения:

ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА. Утром 11 сентября захваченные террористами пассажирские самолёты врезались в две башни международного торгового центра в Нью-Йорке. После непродолжительного пожара рухнули обе башни. Погибло около 3-х тысяч человек.

ТРАГЕДИЯ БЕСЛАНА. Боевики, захватившие заложников в Бесланской школе в первый день сентября 2004 года, удерживали их в течение трех дней. Развязка трагедии оказалась неожиданной и унесла жизни сотен человек. ПОГИБШИЕ В БЕСЛАНЕ:331 человек. Среди них - 186 детей, 10 бойцов спецназа, два сотрудника МЧС. По данным властей, убит 31 боевик.

ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ В НОРД-ОСТЕ.

23 октября 2002 года экстремисты захватили в заложники более 700 зрителей музыкального спектакля "НОРД-ОСТ", в Дубровском доме культуры.

Сейчас в стране новые волны терроризма: отдельные течения в Чечне, борющиеся за отделение от России или, иначе, диверсионная война без линии фронта; столкновения в сфере бизнеса, затрагивающие и государственных чиновников; борьба криминальных структур. События в Чечне тесно связаны с исламским терроризмом, о котором говорится ниже. В результате в стране в год гибнут тысячи людей, и не по одному из направлений пока не видно тенденций к сокращению.

2



Раиса Талханова
.2.ЧЕЧЕНСКИЙ ТЕРРОРИЗМ С ПОЗИЦИИ чеченской журналистки


Раисы Талхановой.

Чеченская журналистка Раиса Талханова, сделавшая документальный фильм о первой чеченской войне и получившая за него премию «Эмми», нашла политическое убежище в Соединенных Штатах. У неё была тяжелая судьба. Родные и по сей день находятся в Чечне. Она говорит что, «…о терроре можно говорить со стороны, но легче говорить о том, что ты переживаешь. Я много-много раз была доведена до отчаянья и была готова убить себя. Не кого-нибудь другого. Я даже муравья не могу убить. Потому что другая жизнь для меня священна. Я хотела распрощаться со своей жизнью. Потому что я не видела смысла больше жить. И больше всего я боялась страха. Ежеминутного, ежесекундного состояния страха.  Когда ты его испытываешь, ты переживаешь шок, переживаешь всю свою жизнь заново. И, кажется, что, если ты умрешь, все это прекратится». Но никогда у неё не возникало желания причинить боль другому человеку или лишить другого жизни. На вопрос « А что толкает на путь террора ваших соотечественниц?» она ответила « Я думаю, что это – определенный тип женщин. Я не могу их называть радикально настроенными. Это другая категория женщин, которые идут на самоубийство и убийство других. Я думаю, что эти женщины особенно близко принимают к сердцу свою боль, свое унижение, социальную несправедливость по отношению к ним, свои страхи, И в результате все это очень пагубно влияет на их психику. Женщина выходит из своего человеческого облика. Она становится неприятна себе и другим.…То есть, она перестает себя чувствовать нормальным членом общества. Она даже человеком себя не чувствует. Я это по себе знаю. Женщина чувствует свою ничтожность в этом мире. И верх берет злоба на мир, когда она решается убить другого человека.

Но Чечня – это особая зона. Чечня – это периодический геноцид каждые пятьдесят лет. Я до сих пор со страхом, со слезами вспоминаю выселение, которого я своими глазами не видела, но которое я осязаю, ощущаю постоянно по сегодняшний день. Это – моя боль… Затянувшаяся война должна была привести к страшным последствиям. Когда женщина десять лет живет в страшной неустроенности жизни, она перестает себя чувствовать человеком. И я понимаю состояние многих женщин, которые очень долго находятся в атмосфере страшной социальной несправедливости по отношению к ним…»

Конечно, можно постоянно оглядываться назад, вспоминать Кавказскую войну 19 века, вспоминать выселение чеченцев и ингушей в 44-ом, практику выселения русских из Грозного в начале 90-ых…. Но всё это было. Всё это прошло. Нельзя же эту обиду лелеять, и нянчить, и упиваться ею, и только ею жить. Англичане и французы, кстати, тоже не любят друг друга, но не убивают друг друга.

2.3.КОРОЛЕВЫ ТЕРРОРРОРА.

Просмотренный фильм Артёма Боровика дал мне толчок для пересмотра взгляда о женщине как таковой. И оказалось, что миф о врожденном гуманизме представительниц «слабого» пола является всего лишь мифом и историей никак не подтверждается. Зато о женщинах-террористах написаны целые тома. Вспомним хотя бы историю терроризма в России. Эсеры славой убийц и террористов во многом обязаны женщинам, ведь это именно они отличались особым желанием убивать. Кстати, в вождя мирового пролетариата Ульянова-Ленина тоже стреляла женщина.

Еще больше, чем наши отечественные «королевы террора», «прославились» террористки из печально известной немецкой организации РАФ — «Роте Армее Фракцион» («Фракция Красной Армии»). Начиная с 1970 г., члены РАФ почти 30 лет держали в страхе всю Германию, а затем и Европу. Это была самая мощная террористическая организация в Европе, которая на 80% состояла из женщин. Особой дерзостью отличались Гудрун Эннслин, которая фактически и являлась создательницей РАФ, Ульрика Майнхоф (бросившая ради «правого» дела мужа и двоих детей), Ирмгард Меллер — соратница Ульрики, взрывавшая бомбы на американских военных базах вместе с ней, и Петра Шельм — берлинский парикмахер, также ушедшая в терроризм, обучавшаяся в палестинских лагерях. Члены РАФ занимались тем, что грабили банки для кассы революции, совершали теракты.

Много женщин среди арабских террористов, хотя, по идее, женщины Востока должны в соответствии с Кораном заниматься совсем другими делами. Самая известная из арабских террористок — Лейла Халед. Эта хрупкая и красивая девушка училась в СССР (закончила МГУ). С 1969 г. она стала активным террористом, членом НФОП — Народного фронта освобождения Палестины. Халед является автором несколько дерзких захватов самолетов. Террористы, возглавляемые Лейлой, нападали на подразделения иорданских войск, грозили переворотом королю Хусейну.

В 1968 г. в Токио на базе японской студенческой организации «Зенгакурен» была создана левая террористическая группа Японии, позже известная как «Нихон секигун» (Красная армия Японии). «Матерью» «Красной армии» стала женщина Фусако Шигенобу (Фусако Сигэнобу). Шигенобу прошла обучение в палестинских лагерях террористов. Боевики «Нихон секигун» воевали в Латинской Америке, устраивали теракты в Европе, помогали террористам в Ливане, Сирии, Израиле, Северной Корее. Группа предпринимала попытки захвата отелей и самолетов, похищала людей, атаковала полицейские управления в Токио и Осаке, грабила банки. После серии арестов активисты «Красной армии Японии» покинули страну. Они продолжили свои «художества» в Париже, Ливане, сотрудничали с фронтом освобождения Палестины. В мае 1972 г. устроили бои в аэропорту Лод во Франции, когда было убито 26 и ранено 72 человека. С середины 70-х террористы Фусако Шигенобу начали активно действовать на Ближнем Востоке и в Греции (нападая на американские посольства в этих странах). В сентябре 1974 г. она возглавила штурм французского посольства в Гааге (Нидерланды).Список женщин-террористок вышеназванными именами, конечно, не ограничивается. Просто это самые яркие представительницы.

2.4. ПРИЧИНЫ ПРИХОДА ЖЕНЩИН В ТЕРРОР.

Анализируя психологию женщин-террористок, английская журналистка Эйлин Макдональд пишет: «Я встречалась с несколькими женщинами, наводившими на людей ужас. Когда их называли террористками, они, как правило, приходили в ярость. На вопрос, почему они угоняли самолеты, взрывали бомбы и убивали людей, они давали тот же ответ, которого можно было бы ожидать от мужчин, — чтобы освободить свою страну, вызвать революцию и свергнуть правительство. Они негодовали, когда их спрашивали, как они, женщины, пошли на такое. Они никак не могли взять в толк, почему должны в чем-то отличаться от мужчин, с которыми находятся в одинаковом положении. Если ты втянут в войну, то воевать надо, невзирая на пол, говорят они».

Интересный взгляд на проблему женского терроризма, с которой я во многом согласна, высказал известный практикующий врач-психотерапевт, сексолог, профессор Института Психоанализа при МГУ, Александр Полев: «… терроризм – это не женское дело. Для того, чтобы быть террористом, нужно несколько специфических качеств, одно из которых – это отсутствие эмпатии. Мы же с вами тоже с удовольствием царя подорвали бы, но только если рядом не будет детей, например. И способность к сопереживанию развита больше именно у женщин. И это мешает им быть и террористами, и преступниками. За счет того, что у женщин больше эмпатии, у них и агрессии меньше. И среди террористов женщин гораздо меньше. Они составляют, где треть, где пятую часть. Ирландцы, например, не берут женщин вообще. И потом, все-таки в терроризме большинство женщин выступает в роли исполнителей, а не организаторов. Основные организаторы - мужчины. Принципы, правда, везде одни и те же. Ты уничтожаешь людей, которые в данной ситуации не повинны, для того, чтобы запугать тех, кто в этом действительно может быть повинен. Разумеется, некоторые идут в терроризм, будучи совершенно нормальными мужчинами и женщинами. Но их мало.

Процент самоубийств и психических расстройств у террористов очень высок,  потому что террористом становится один из миллиона. Здесь еще нужна масса предпосылок, чтобы уйти в террор, и не только социальных, а, прежде всего, психологических. Например, максимализм. Когда хочешь осчастливить не мужа, дочку и любовника, а все человечество. И нужны определенные небольшие, но четкие, нарушения мышления, чтобы представлять, будто после взрыва автобуса с английскими солдатами могучая Англия испугается, что народ это одобрит, и отзовет свои войска из Ирландии. Чтобы думать, будто здесь есть прямая связь, надо быть очень недалекими людьми. Поэтому и людей с психическими расстройствами среди террористов много. Часто террористы притягивают даже просто сумасшедших, потому что создают им иллюзию, что будут решены все проблемы.

Я убеждена, что нет единой причины прихода женщин в террор. Ведь не все террористки аноргазмички и психопатки. Это слишком грубый подход. Есть масса причин. В том числе и физиологических. Например, исследования все тех же ирландских террористов. Средний рост ирландского террориста на 5 см ниже, чем в среднем в его поколении. Каждый четвертый ирландский террорист хромает...  Конечно, это не значит, что каждый террорист хромой. Но закономерность есть. Люди, значимость которых ущемлена по тем или иным не зависящим от них причинам, все равно хотят быть значимыми. Ведь известно, что вообще крайние движения притягивают людей с психологическими проблемами.

Также национальные особенности обращения с женщинами играют свою роль. В одной культуре принято уважительное обращение с женщинами, в другой – наоборот. Бывают мачистские культуры, где женщины второстепенны. В таком обществе и больше женщин в террористических группах, там действуют другие законы, противоположные законам общества, и женщин тех стран это притягивает. В этих замкнутых группах есть и общая поддержка, и взаимное уважение, чего этим женщинам не хватает в нормальном обществе их страны. В Германии, когда террористы случайно убили невинного человека, в подполье дошло до раскола. Для них это было не просто фактом, а психологической проблемой. И в тоже время, исследовательница женского терроризма Кристиан Лохте пишет, что женщины более опасны как террористки, что они не колеблются, они более решительны, и потому в террористических группах организаторы - женщины. Это связано с тем, что женщине важно доказать, что она может бороться наравне с мужчинами. И до известной степени это правда. Конечно, среди тех женщин, которые на это идут, много тех, кто самоутверждается.

А еще есть и жертвенность, комплекс Жанны Д'Арк, свойственный женщинам. Слабый пол меньше думает о сохранении собственной жизни. Это комплекс спасительницы, которая, не колеблясь, отдала свою жизнь.

И женщины часто гораздо более ранимы, чем мужчины. Им свойственны периоды глубокой депрессии, когда они не дорожат своей жизнь. Палестинцы вербуют в ряды смертниц женщин, которые потеряли ребенка или пережили любовную драму, потому что на три-четыре месяца эта женщина легко готова пожертвовать своей жизнью. То есть, женщина становится мыслящим оружием, она с большим равнодушием относится к собственной жизни. Даже у самоубийц всегда двойственное отношение к жизни - и хочется остаться, и умереть тоже хочется. Статистика покушений на самоубийства у женщин в пять раз выше. Это можно назвать эмоциональной неустойчивостью. Женщина все же более романтична. Это в любой книжке по психологии написано, чувство женщины – классическая модель романтики и романтической любви. Сила физиологических компонентов любовного чувства у женщин по всем параметрам в 3-4 раза выше. У нас в России 900 тыс. заключенных, и только 30 тыс. - женщины. Среди сидящих за убийство женщин менее 1%, а те, кто сидит, – это почти все бытовые внутрисемейные убийства, а так, чтобы женщина подумала, спланировала встретить человека после получения зарплаты и забрала у него деньги, убив предварительно, этого почти нет.

Но у женщин запас нейромедиаторов ниже. Это вещества в мозгу, которые обеспечивают нам стабильность мышления. И я думаю, что рекомендации антитеррористическим подразделениям, прежде всего, стрелять в женщин-террористок, связаны с тем, что во время боя женщина с большей вероятностью поведет себя неадекватно, непредсказуемо, она в большей степени может пожертвовать собой, а не потому, что она точнее прицеливается. Так что ее опасность вытекает из ее слабости, а вовсе не из ее хладнокровия и из ее умения собой управлять. Женщины во внутрисемейной жизни намного лучше мужчин, но в критической ситуации они теряются И потому женщина и опаснее, что она непредсказуема

По мнению Кристиан Лохте, возглавляющей подразделение в федеральном агентстве внутренней безопасности в Гамбурге, женщины должны доказать, что они могут действовать наравне с мужчинами, и поэтому более безжалостны. Именно поэтому, согласно международной практике борьбы с терроризмом, женщин-террористок надо уничтожать первыми. Но по человеческим законам каждый человек в современном обществе имеет право на объективный суд и право на защиту. И именно на этом я хотела бы остановиться, на защите тех людей, которые посчитали себя вправе прервать другую жизнь.

2.5.ЗАЩИЩАТЬ НЕ ДЕЯНИЕ, А ЧЕЛОВЕКА.

Адвокаты говорят, что защищают не деяние, а человека, его совершившего, и в этом принципиальная разница. Но для нас эти адвокаты всегда были и остаются людьми, защищающими террористов. « Повлияла ли деятельность адвокатов по защите террористов на развитии терроризма, как метода борьбы против любой власти? И использовали ли адвокаты в своей работе тот факт, что их подзащитными часто были женщины? А как власти использовали суды над террористами для борьбы с террором, что из этого вышло?». На эти вопросы я попробую найти ответы, рассмотрев две совершенно разные истории – историю судебных процессов народовольцев и судов над террористами немецкой группы РАФ, т.к. в том и в другом случае огромную часть подсудимых составляли женщины.

2.5.1. ИСТОКИ РУССКОГО ЖЕНСКОГО ТЕРРОРИЗМА.

Итак, времена «Народной воли».Еще до убийства Александра II, с 1878 года политических процессов в России становилось все больше. В 1878 году их было 20, в 1879 – 30, в 1880 – 32. За этот, последний перед цареубийством год их было больше, чем за всю историю террористического движения в стране - от декабристов до Нечаева. Преследования террористов продолжались и после цареубийства. Но террора меньше не стало. Вслед за репрессиями последовала первая русская революция, а затем наступили времена эсеровского террора, беспрецедентного по числу жертв за всю историю человечества. Почему так произошло? Какие ошибки допускала власть в этой охоте?

Считается, что основной ошибкой было именно усиление репрессий. С 1872 года политические дела по новым указам царя изымались из общего порядка судопроизводства. Сначала Александр II распорядился сформировать специальную комиссию при Российском Министерстве юстиции для обсуждения тех законов, которые стоило слегка подправить, чтобы с террором было удобнее бороться. А затем, в том же году, в ответ на убийство шефа жандармов Мезенцова, царь распорядился передать все процессы над террористами в ведение военных судов. Военные суды в России были скорыми на расправу: после ареста преступника прокурор был обязан предоставить заключение о его вине в суд не позднее, чем через сутки. Судья обязан был открыть слушания не позднее чем через сутки после получения обвинения от прокурора, а приговор должен был быть опять же не позднее чем через сутки после начала слушаний. То есть, такие суды были молниеносными.

Также военные суды были гораздо менее гласными – запрещено было печатание любых информбюллетеней с заседаний суда. На заседания судов продавались билеты, общественность толпилась около зданий судов чуть ли не с вечера, желая обязательно попасть туда утром. Разумеется, в такой обстановке, важным было то, как вели себя на этих процессах сами обвиняемые. И, конечно же, процессы они использовали в пропагандистских целях.

Многие женщины-террористки избрали тактику бойкота суда. Софья Лешерн, первая женщина-террористка, приговоренная в России к смертной казни, отказалась от показаний вообще, а в последнем слове сказала только, что она презирает суд. Когда она выслушала свой смертный приговор, она заявила, что покажет всей стране, как умирают женщины-революционерки. Потом, когда ее помиловали, она была этим фактом очень недовольна.  Александра Афанасьева закричала суду «убийцы», когда ей зачитали смертный приговор. Мария Ковалевская сказала, что считает ниже своего достоинства защищать себя перед таким судом.  На «Процессе 282» судили, в том числе, и 14-летнюю Викторию Гуковскую. Девочка заявила, что не желает отвечать ни на какие вопросы. А когда суд попытался назначить ей экспертизу, чтобы установить ее умственное развитие и возраст, сказала, что пусть ей дадут сколько угодно лет, но все свои дела она делала с полным разумением, и ни от чего отказываться не намерена. 

Процессы над террористами подняли русских адвокатов на иную – политическую – ступеньку общественной лестницы. Именно благодаря тому, что русские адвокаты превратили эти процессы в средство информации о состоянии общества, активное сочувствие террористам выказала творческая интеллигенция. Как российская, так и мировая. За террористов и народовольцев просили Лев Толстой и Владимир Соловьев. О них писали Бернард Шоу, Генрих Ибсен, Марк Твен, Виктор Гюго, Герберт Спенсер, Эмиль Золя, Оскар Уайльд, Жюль Верн, Ги де Мопассан. Даже мировая интеллигенция попала под обаяние русского нигилизма и террористов.

Рассмотрим более подробно дело Веры Засулич. Об этом деле известно достаточно из мемуаров Кони, бывшего судьей на этом процессе. Этот процесс изучается и в школьной программе истории 10 класса. Итак, судья - Кони, прокурор – Кессель, адвокат – знаменитый Александров.

Засулич судили гласно судом присяжных. Никаких репрессий. Власти хотели придать делу уголовный оттенок (что было главной ошибкой), что бы личность обвиняемой при таком раскладе неминуемо вызвала бы отвращение у присяжных.

Процесс Веры Засулич длился всего один день. Известно, что на судью Кони предварительно оказывалось некое давление с тем, чтобы он вел дело в нужном направлении. Кони не поддался давлению. И когда прокурор в своей речи напирал на самоуправство Засулич, Кони не стал прерывать адвоката. Александров говорил, что выстрел Веры Засулич был ответом на самоуправство власти. Вот как знаменитый адвокат использовал то, что перед присяжными стояла милая юная девушка:

«Не в первый раз на этой скамье преступлений и тяжелых душевных страданий является перед судом общественной совести женщина по обвинению в кровавом преступлении. Были здесь женщины, смертью мстившие своим соблазнителям; были женщины, обагрявшие руки в крови изменивших им любимых людей или своих более счастливых соперниц. Эти женщины выходили отсюда оправданными. То был суд правый, отклик суда божественного, который взирает не на внешнюю только сторону деяний, но и на внутренний их смысл, на действительную преступность человека. Те женщины, свершая кровавую расправу, боролись и мстили за себя. В первый раз является здесь женщина, для которой в преступлении не было личных интересов, личной мести, - женщина, которая со своим преступлением связала борьбу за идею во имя того, кто был ей только собратом по несчастью всей ее молодой жизни. Если этот мотив проступка окажется менее тяжелым на весах божественной правды, если для блага общего, для торжества закона, для общественной безопасности нужно признать кару законною, тогда да свершится ваше карающее правосудие! Не задумывайтесь! Немного страданий может прибавить ваш приговор для этой надломленной, разбитой жизни. Без упрека, без горькой жалобы, без обиды примет она от вас решение ваше и утешится тем, что, может быть, ее страдания, ее жертва предотвратят возможность повторения случая, вызвавшего ее поступок. Как бы мрачно ни смотреть на этот поступок, в самых мотивах его нельзя не видеть честного и благородного порыва».

Веру Засулич оправдали полностью и безоговорочно. Ее на руках вынесли из зала суда восхищенные зрители. Процесс Веры Засулич по своему итогу – оправдательному приговору – среди судебных процессов над террористами в царской России явление уникальное. Ни до, ни после революционеры, изобличенные в террористических актах, не оправдывались. Оправдание Засулич – следствие счастливого для нее стечения многих обстоятельств, но, прежде всего, просчета власти, решившей представить политическое покушение на петербургского градоначальника, сводного брата царя, Трепова, как обычную уголовщину, и рискнувшей предать дело суду присяжных. И, несмотря на отсутствие репрессий, следствием этого оправдания был массовый народовольческий террор. То, что именно так все и будет, было понятно уже тогда. Например, князь Мещерский писал в своих мемуарах, что процесс Засулич проходил, как в кошмарном сне. Что никто из разумных людей никак не мог понять, как могло состояться в зале суда такое страшное глумление над законностью. Ведь она стреляла в человека, ранила его, а ее признали невиновной и отпустили. Многие представители консервативной прессы в Москве писали, что эксперимент с судами присяжных (эту практику в России ввели незадолго до этого) полностью после этого процесса провалился.

Точнее всех выразился комитет «Народной воли»: в день оправдания Комитет выпустил листовку, в которой, в частности, было написано: «31 марта 1878 г. для России начался пролог той великой исторической драмы, которая называется судом народа над правительством. Присяжные отказались обвинить ту, которая решилась противопоставить насилию насилие. Этим ознаменовалось пробуждение нашей общественной жизни».А теперь взглянем на совершенно иную картину.

2.5.2. НЕМЕЦКАЯ « ФРАКЦИЯ КРАСНОЙ АРМИИ».

РАФ , трое лидеров, из них двое - женщины, а мужчина – типичный плейбой, призывы которого к насилию и террору никто не слушал, пока рядом с ним не появилась влюбленная в него женщина, которая и привела его к власти. И это самая страшная, как считается, террористическая группа середины ХХ века. Их идеи были близки обществу. Это, пожалуй, единственное, что роднит эту ситуацию с ситуацией народовольцев в России. Немецкие террористы начинали с того, что пытались добиться переустройства общества и вычищения из органов власти всех бывших нацистов. Эти идеи были близки огромному числу молодых людей, называвших своих родителей «поколением Аушвица».

Когда власти отказались прислушаться к своей молодежи, двое из будущих террористов совершили первый теракт – подожгли ночью универмаг, заранее предполагая, что жертв не будет, и это лишь показательный акт для властей. Адвокаты проиграли подряд несколько дел, защищая леворадикальных студентов, которых посадили в тюрьму лишь за выступления на митингах протеста.

Немецкое правительство приняло несколько законов, которые, в конечном счете, привели к арестам многих адвокатов, защищавших на судах террористов. Новые законы Западной Германии позволяли судам исключать адвоката из процесса даже в том случае, если у суда возникнет малейшее подозрение в том, что адвокат «сформировал преступное сообщество с ответчиком».Адвокат РАФ Клаус Круассон привел этот и многие другие факты – и обвинил власти в репрессиях и даже в убийстве бойцов РАФ в тюрьмах. Против него тут же завели уголовное дело – «пособничество терроризму». Круассон бежал во Францию и там опубликовал факты, подтверждающие его обвинения. Власти ФРГ добились его ареста и выдачи и осудили за «принадлежность к террористической организации». Когда срок заключения у Круассона истечет – его «раскрутят» на следующий – на этот раз по обвинению в «шпионаже в пользу ГДР»

Немецких террористов, ставших политическими заключенными, поддерживали многие представители творческой интеллигенции, например, Фольклен Шлендорф, Генрих Белль. Все они были объявлены «симпатизантами». Власти лишь усилили репрессии.

Все это приводило к тому, что судьи и прокуроры в ответ на эти репрессии гибли. Например, когда от голодовки в тюрьме умер Хольгер Майнс, был убит судья Гюнтер Вон Дрекман, президент Верховного суда Германии. Он праздновал свой 64 день рождения, когда в его дверь позвонили. Решив, что это очередные гости, он сам открыл дверь. Стоявшие на пороге девушки преподнесли ему букет цветов, а затем три раза выстрелили в судью. Позже он умер в больнице. Дрекман перед смертью Майнса заявил: «Демагогия этого подонка опасна для окружающих. Он, как бешеный пес, может заразить своей ядовитой слюной всех остальных». Майнс отказался участвовать в суде, на котором запрещалось говорить ему и его адвокату. В суде, который отказывался вызывать и заслушивать свидетелей защиты и на который не допускались «посторонние», в том числе родственники и журналисты, – и объявил голодовку. Небезынтересно, что расстрел Дрекмана повлиял на дальнейшее поведение судей: хотя процессы над рафовцами и проходили с многочисленными нарушениями судебной процедуры, вести себя так радикально и демонстративно, как Дрекман, не осмелился больше никто.  Репрессии власти в ответ на террор и в том числе и их нападки на адвокатов привели к тому, что после смерти вождей РАФ началась новая волна террора. Немецкая РАФ объявила о своем роспуске только в середине 90-х.

2.5.3. ЧТО МОГЛО ПРЕДОТВРАТИТЬ ТЕРРОР 19 века.

Итак, кажется, совершенно разные времена и ситуации: с одной стороны либерализм, приведший к расцвету террора, а с другой – репрессии в отношении террористов, которые тоже привели к всплеску терроризма.  А ситуация на самом деле совершенно одинаковая. Вот какую оценку даёт этим событиям, разделённым столетием, президент Гильдии российских адвокатов Генри Резник: « Психология чиновничества, она, в сущности, не меняется. Я в этом вижу абсолютную перекличку с делом Веры Засулич. Нет диалога, вместо публичного диспута государство «тащит и не пущает», бросает вызов обществу, и это приводит к тому, что молодые души в результате такой политики властей встают на путь насилия. Потому что другого выхода не видят. С ними никто не разговаривает. И иной возможности отстоять своё понимание жизни и свои идеи у них нет. Плюрализм, диалог, сшибка идей – только это может предотвратить террор, поскольку выпускает пар. Тут социально-психологическая закономерность. Человек не может без разрядки.»

Многие адвокаты на процессах над террористами делали и делают акцент на том, что преступники – совсем молодые люди – и государству нельзя отвечать убийством на убийство. Каждый защитник в меру отпущенного ему ораторского дара воздаёт должное мужеству, бесстрашию, бескорыстию, идейности подсудимых, сетует на то, что эти завидные качества в силу неблагоприятных условий формирования личности были обращены во зло, и молодость – порука изменению идей и взглядов, будущему раскаянию и осознанию пагубности террора.

2.6. ИЗМЕНЕНИЕ ОЦЕНКИ ТЕРРОРИЗМА В 20 ВЕКЕ.

Я хотела бы присоединится к мысли, высказываемой многими, что революционеры не взрывали самолеты и универмаги, а расправлялись с конкретными лицами, которых считали повинными в бедствиях своей страны. Поэтому терроризм тогдашний и нынешний сильно различаются. И как раз это изменение окраски терроризма, который из индивидуального превратился в массовый, привело к осознанию того, что главным в его оценке должно быть средство, а не мотив. Ведь нет такой самой высокой идеи, во имя которой должны приноситься в жертву невинные человеческие жизни. Сейчас террористы не признаются политическими преступниками. Это изменение оценки террора произошло в ХХ веке, поскольку сам он изменился – благородством и романтизмом уже не пахнет, а остался один фанатизм.

2.6.1.ЧЁРНЫЕ ВДОВЫ.

Все истории, рассказанные и показанные Артёмом Боровиком, говорят либо о фанатичных, либо о зомбированных женщинах. Боевики в пропагандистских целях поручают совершение терактов «черным вдовам». Это жены и сестры чеченцев, пропавших, убитых или погибших в боях с федеральными силами. Они избирают смерть камикадзе, чтобы продемонстрировать силу сопротивления. Они надевают пояс смертника, садятся в грузовик, наполненный взрывчаткой, и наносят удар по объекту. Именно отряду «Черные вдовы» приписываются взрыв военного автобуса в Моздоке, покушение на Кадырова в Иласхан-Юрте, теракт в Тушине и на Тверской-Ямской улице. Военные в последнее время даже стали называть точное число шахидок, ждущих своей очереди на подвиг в басаевском лагере. МВД Чечни насчитало у Басаева 35 «живых бомб». Я хочу рассказать о некоторых из них.

Раиса Ганеева «оскорблена» тем, что её не взяли в Норд-Ост. Она дерётся со своими сёстрами, которых она со своим братом ранее завербовала в отряд « Чёрные вдовы». Раиса не может простить им, что они «удостоены этой чести», а она нет. А честь состоит в том, что Фатима и Милана погибли в ходе освобождения заложников в театральном центре?

Зарема Мужахеева из Грозного хотела сбежать в Москву с ребёнком, её избила тётя, забрала ребёнка и запретила выходить из дома. Где выход? Его находит Раиса: «Надень хиджаб, стань шахидкой, дадим 1000 долларов, будешь жить с дочкой. И надо всего-то взорвать в Моздоке автобус с неверными (военными)». Но не смогла Зарема, соврала - не пришёл автобус. Поверили? Что же, тогда в Москву, но уже не одну, а с двумя подельниками – теракт в Тушино. Две шахидки погибли, а Зарема сдалась. Простят ей это её родные? Не знаю, если с ней не считались, когда она жила с ними и отбирали её ребёнка, то как будут относиться после того, когда она помогала следствию, можно только гадать.

Более подробно хочу остановиться на судьбе своей сверстницы - Медни Мусаевой. Время событий сентябрь 2004 года. Спецслужбы не скрывали того, что в это время в нашей стране было несколько живых бомб, образно выражаясь, стоящих на взводе. По оперативным данным, всего террористы подготовили около двадцати смертниц. Все силы были направлены на то, чтобы найти их и обезвредить. В руках следователей и оперативников было несколько ниточек. Самая главная - это две предполагаемые террористки, которых на днях сотрудники ФСБ задержали в селе Шали. Имена этих женщин выучил наизусть, наверное, весь Ростов-на-Дону. Это Медни Мусаева и Луиза Магомадова. В начале сентября они были объявлены в розыск. В сообщении УФСБ по Ростовской области туманно говорилось, что, возможно, эти женщины намерены взорвать себя где-то на юге России. Хотя преступницами их прямо никто не называл, но их фотографии висели буквально на каждом столбе.

А первыми тревогу забили, по некоторым данным, родители... Медни Мусаевой. Их шестнадцатилетняя дочь вдруг исчезла из дома, оставив записку: "Не волнуйтесь. Я уехала навсегда. Встретимся в раю". Мать девочки бросилась в милицию. Там ее подробно расспросили, и она рассказала, что в последнее время дочь близко сошлась с некоей Луизой Магомадовой, по возрасту годившейся ей в матери. Причем уже задним числом родители поняли, что новоявленная подруга подозрительно много говорила на религиозные темы.

Спецслужбы проверили информацию по своим каналам. Негласные источники подтвердили: да, скорее всего, женщины - смертницы. Их объявили в розыск. Причем не просто разослали ориентировки, но и напрямую обратились к населению, призывая к бдительности. Мера была экстренной: после серии терактов, прогремевших в России, спецслужбы не имели времени на раскачку, разработку и проведение каких-то оперативных мероприятий. Ведь очередные живые бомбы могли в любой момент взорваться.

Шумиха, которая поднялась в прессе, и помогла в конечном счете задержать подозреваемых. Две женщины вернулись в райцентр Шали, где и были задержаны сотрудниками ФСБ. На первом же допросе Медни Мусаева разоткровенничалась с оперативниками. А вот Луиза Магомадова, как стало известно "РГ", до сих пор молчит. Это неудивительно. Ведь она, по мнению следователей, собиралась жить да жить. В ее задачи, скорее всего, входила вербовка смертниц.

Примечательно, что живую бомбу Луиза Магомадова везла в родной для себя город. Она родилась и выросла в Ростове-на-Дону. Окончила там медицинское училище и даже успела поработать санитаркой в... поликлинике МВД. Было это четырнадцать лет назад. Сейчас бывшие сослуживицы вспоминают, что Луиза даже встречалась с русским парнем, да родственники запретили выходить замуж за иноверца. В 1991 году ее чуть ли не силой увезли в Чечню.

Как и когда Луиза Магомадова стала работать на террористов, правоохранительные органы точно не установили. Неизвестно, сколько девушек она подготовила для отправки на тот свет. Но, судя по показаниям Мусаевой, в руки спецслужб попала отнюдь не простая смертница, а одна из помощниц Басаева.

Медни Мусаева рассказала следователям, что впервые встретила Магомадову на улице. Та сама подошла и заговорила на религиозные темы. Потом пригласила в гости на посиделки женщин-ваххабиток. Во время встреч они читали соответствующую литературу и беседовали. Странно, но в ходе этих разговоров Мусаева впадала в эйфорию. Оперативники предполагают, что дело тут вовсе не в волшебной силе слов и убеждений, а в психотропных препаратах, что подсыпали в угощение: чай, лепешки, изюм.

Это, кстати, распространенный прием террористов. Почти все смертницы, совершившие теракты в России, находились под воздействием психотропных веществ, о чем свидетельствовали данные экспертизы. Именно, когда рассудок потенциальной смертницы затуманен наркотиками, с ней и начинают вести разговоры о том, как хорошо и почетно взорвать неверных и прямой дорогой пойти в рай. Так случилось и с Медни Мусаевой. Когда она уже дошла до нужного боевикам состояния, ее отвезли в неизвестном направлении и спрятали в подвале дома где-то в России. Там еще жили две взрослые женщины и одна ровесница Медни Мусаевой, которая тоже собиралась взорвать себя.

Потом в подвал пришел бородатый мужчина и сказал, что Басаев приказал вернуть Мусаеву и Магомадову домой. Причина - они засветились. Другая же молоденькая девушка осталась в том подвале. Сопоставив некоторые данные, чекисты решили, что это могла быть 16-летняя жительница Наурского района Замани Ясуева.

В отношении задержанных было возбуждено уголовное дело по статье "терроризм".За активную помощь следствию Медни Мусаевой могут смягчить наказание. Но кроме всего прочего ей предлагают применить государственную программу защиты свидетелей, позволяющую переселять ценных свидетелей в другие регионы, давать им новые имена и даже менять внешность. Правда, в этом случае есть ряд трудностей. Воспитанная в национальных традициях, Медни не может и помыслить, чтобы уехать из семьи. А правоохранительные органы не могут обеспечить защитой и новыми именами-адресами всю многочисленную родню несостоявшейся смертницы. Поэтому на вопрос, не расправятся ли в будущем боевики с Мусаевой, следователи только разводят руками.Что же касается подозреваемой Луизы Магомадовой, то это первый случай в России, когда вербовщик смертниц оказался на скамье подсудимых.

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

На роль смертниц террористы подбирают либо вдов боевиков, либо просто женщин с неудавшейся личной жизнью, либо молоденьких девушек. Потенциальных кандидаток сначала обрабатывают идейно. Молодых нередко похищают из дома под видом женитьбы. Такие девушки на некоторое время действительно становятся женами - в походном варианте этого слова - террористов, удовлетворяя похоть не только "мужей", но и их друзей, коллег. А потом надоевшую жену взрывают. Примерно так же поступают и с вдовами, которые тоже по некоторым восточным традициям являются отработанным материалом.

За теракт с использованием живой бомбы спонсоры террористов могут заплатить до ста тысяч долларов, все зависит от места (в Москве - дороже, а скажем, в Ростове-на-Дону - подешевле), числа жертв и других факторов. Самим смертницам обещают, что эти деньги пойдут родителям. Но до родных эти "гонорары", как правило, не доходят, их присваивают вербовщики. В последнее время в этой роли чаще выступают женщины. Им легче вступить в контакт с юными соплеменницами, которым по строгим нравам Востока нельзя общаться с мужчинами-чужаками.

Базы подготовки смертниц выглядят как обычные жилые дома, которыми по сути и являются. Просто в этих домах живут готовящиеся к смерти женщины и их наставники. А дома расположены в тех селах, где крайне редко ступает нога федерала. У женщин, попавших в эти сети, уже нет иного выхода, только смерть. Тех же , кто отказался взрывать, убивают сами террористы

Война - способ заработать  деньги, убивая за определенную цену  по тарифу. Голодный ребенок-подросток возьмет в руки автомат, чтобы прокормить свою мать, убив при этом  чужого отца. Это чудовищно!

Я уверена, чтобы мои будущие дети не будут убивать чужих отцов для того, чтобы получить деньги и прокормить близких. Я, мои друзья, наши будущие дети рождены для мира и счастья. Я не хочу молчать, я призываю всех сверстниц планеты говорить обо всех проявлениях насилия, террора и бесправия.

Пусть каждый подумает, как нам сократить шаг от ненависти до любви, шаг в обратную сторону. Может, именно нам,  девушкам и женщинам-матерям, в защиту наших любимых , детей и мужей все-таки удастся  всем вместе на планете своей добротой и любовью передвинуть этот шаг от 50 см до 10 см., а может, и совсем сократить его.

От любви до ненависти – один шаг, так, значитот ненависти до любви тоже шаг ? Что же мешает нам, люди, сделать его

IV. ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА.

1.Егор Белоус « «Чёрные вдовы» снова в эфире». Газета «Правда» 19.03.2003 г.

2. Любовь Хоминская « Где грань?», рассказ .khominskaya@asdc.kz

3.Инна Дубинская «Женщины – террористки».

4.Алексис Шнайдер « Девочка со взглядом волчицы» .№3 2003 г. журнал «Новые люди» .

5.Юрий Гаврилов, Марина Озерова «Отряд шахидок». Газета «Московский комсомолец» 16.05.2003

6.WWW. agentura. Ru. Борьба с терроримом.

7.Владимир Куликов «Ловушка для живой бомбы» 15.09.2004 г. «Новые люди».

8.В.И.Буганов, П.И.Зырянов «История России. Конец 17-19 в.» 2 часть, М. «Просвещение»




страница 1


скачать

Другие похожие работы:






Документы

архив: 1 стр.