NetNado
  Найти на сайте:

Учащимся

Учителям



Статья Ивана Затевахина. Ринги. Философия и эволюция правил


Журнал «ДРУГ» №10-2010, раздел «Дрессировка». Статья Ивана Затевахина.

Ринги. Философия и эволюция правил.

.

Наверное, не стоит доказывать, что правила, по которым проводятся соревнования, определяют их суть и философию и в конечном итоге играют роль мощного фактора отбора, влияющего на формирование породы. Пример — соревнования по Бельгийскому Рингу, организованные по принципам, не изменявшимся более ста лет, сформировали сильнейшую на сегодняшний день полицейскую породу собак — малинуа.

Вообще же, рассуждая о принципах, можно сделать вывод, что 

все соревнования по комплексным видам кинологического спорта, включающим защитную службу, можно разделить на две основные условные категории.

 

К первой категории относятся виды, в которых качество выполнения навыка, его рисунок оценивают в заранее заданных условиях — прежде всего по формальным критериям.

Ко второй категории относятся виды, в которых условия проверки навыков меняются, а конкретный навык оценивают по стабильности его выполнения, несмотря на помехи (т.е. проверяется «глубина» его проработки).

Если допустить сравнение с миром единоборств, то кинологические соревнования первой категории напоминают состязания по формальным упражнениям — ката, во время которых спортсмены демонстрируют заранее известные комбинации приемов без противодействия партнеров (в дзю до
и дзю дзю цу, к слову, ката выполняются с партнером, но без противодействия). Кинологические соревнования, отнесенные нами условно ко второй категории, больше похожи на смешанные единоборства, во время которых полученные навыки вы демонстрируете в противодействии с противником, старающимся вас обмануть и победить, т.е. в постоянно меняющихся условиях.

 

1. Классические виды

«Классический» отечественный вид ОКД ЗКС, безусловно, относится к первой категории. Может быть, вследствие своей традиционности, а может, потому, что его развитием занимаются умные и профессиональные люди, правила этих состязаний прозрачны, хотя и (на чемпионатах Москвы и России 2010) предельно строги. Условия, в которых будет осуществляться проверка навыка, известны спортсменам заранее, и от соревнований к соревнованиям может меняться только площадка, на которой проходят состязания.

Понятно, что человеческий фактор в виде фигурантов может иной раз оказывать какое то влияние на выступления четвероногих спортсменов и здесь. Но я всегда говорил, что хорошей собаке никакой фигурант не страшен. Правила ОКД ЗКС предельно понятны, столь же ясны требования к рисунку выступления спортсменов – как четвероногих, так и их хозяев. Что можно, чего нельзя — все прописано. 

Конечно, и здесь есть над чем работать, но это по большому счету мелочи. Например, вызывает легкое сожаление, если можно так выразиться, «иповщина», проникшая в ЗКС в виде спортивных рукавов, да редукция — в данном случае упрощение и урезание некоторых нормативов, типа «конвоирование + обыскивание». Опять таки охрану вещи хочется видеть в более современном (хорошо забытом старом) виде. Возвращаясь к снаряжению, скажу: мне кажется, от того, что фигуранты будут не в «ипошных» рукавах «блямбах», а, допустим, в защитных костюмах, состязания только выиграют: возможности собаки на хватке увеличатся, а соответственно, и прием пса будет более разнообразным.

Не хотелось бы превращения отечественных нормативов в «танцы с собаками» (для этого есть отдельный вид спорта), чем, на мой взгляд, грешит современное ИПО.

В свою очередь, ИПО, вышедшее из шутцхунда (т.е., в переводе с немецкого, из «защитной собаки»), — популярный и общепризнанный кинологический вид спорта. Он также относится к состязаниям первой категории: условия выполнения навыков заданы раз и навсегда (разве что на «следе» они меняются по естественным причинам), требования к спортсмену и собаке прописаны заранее. Можно, конечно, и тут слегка побрюзжать, что в ИПО оценка манеры выступления собаки близка к абсурду (как тянет шею, как смотрит на спортсмена, в какой тональности лает и т.д.) и не имеет ничего общего с требованиями реальной защитной службы. Уместно вспомнить, откуда «родом» эти состязания, и для себя заметить, что тевтоны всегда отличались склонностью к шагистике и парадам.

Но, так или иначе, в разной степени разумной достаточности в условно «классических» видах спорта в заданных заранее условиях по формальным, заранее описанным и строго регламентированным, критериям проверяется четкость выполнения каждого навыка. Чем четче будет рисунок выполнения элемента, чем ближе он к утвержденному регламенту, чем больше соответствует формальному описанию, тем больше у собаки шансов получить максимальные баллы.

 

2. Неоклассика

Сравнительно недавно в нашей стране с успехом стал развиваться мондьоринг. И тоже прежде всего из за разумного подхода к организации соревнований. За сравнительно небольшой срок наши спортсмены (Ольга Аверина с замечательным Хромом) стали стабильно попадать в десятки и даже пятерки лучших как на монопородных, так и на полипородных состязаниях. У нас это новый, модный вид спорта, но на самом деле мондьоринг, если вести его родословную от Бельгийского Ринга и предшествующих ему состязаний полицейских собак Бельгии и Нидерландов, развивается с 90 х годов XIX века! Ему уже больше ста лет!

Мондьоринг относится к видам спорта, в которых условия проверки навыка меняются.

Что это значит? Это значит, что спортсмену заранее известно, что на соревнованиях по мондьорингу его питомцу предстоит продемонстрировать определенный набор навыков. А вот условия, в которых навыки будут проверять, ему неизвестны. По какому маршруту придется идти, что будет окружать проводника с собакой, какие провокации придумает судья и фигурант, спортсмен заранее не знает. 

По набору упражнений мондьоринг (равно как и его прародители – западноевропейские Ринги) почти идентичен нормативу ОКД ЗКС в «советской» версии и, безусловно, имеет общую с ним родословную.  Если выступления спортсменов в ОКД ЗКС сделать сплошными, без разделения на послушание и защиту, а фигурантов переодеть в костюмы, то отечественную «классику» можно смело называть (по аналогии с мондьоригами «1», «2» и «3») «мондиорингом 0». На том лишь основании, что в ОКД ЗКС навык проверяют в заданных условиях, а в мондьоринге условия проверки навыка меняются. Тут роль судьи и особенно фигуранта чрезвычайно важна.

К слову, наши пионеры мондьоринга (прежде всего Ольга и Игорь Аверины, Анатолий Овсянников, Андрей Побуковский) поступили очень мудро, приглашая на внутрироссийские «разборки» зарубежных специалистов. В мондьоринге фигурант, заметив слабину собаки, обязательно ее «продавит». Вот крику то будет, поступи так кто нибудь из наших! «Моего «давил» — твоего нет!»; «Испортили собаку!». А с иностранцев, тем более с «гуру», «носителей истины», подозрения сняты заранее. Таков уж наш менталитет.

Как же хорошо знакомы мне вопли «обиженных»! Вот тут пора переходить к анализу отечественных Рингов.

 

Индивидуальные проверки 80 х

Здесь следует напомнить, что отечественные Ринги вышли из неформальных состязаний собак дрессировочных школ, не входивших в систему ДОСААФ.

Если «копать» еще глубже, соревнованиям школ предшествовали платные проверки «частниками» площадочных, «досаафовских» собак с последующей «доводкой» не справившихся (а было их примерно 99,9%) до нужного уровня. 

Этим нехитрым, но опасным бизнесом занимался и автор этих строк.

Смысл проверок заключался в том, что, по договоренности с владельцем, навыки собаки проверяли в усложненных условиях. Например, при проверке навыка задержания псу предлагали поработать на «скрытый» рукав или просто на рукав (тогда это было весомым усложнением, поскольку на площадке собак готовили на дрессировочный халат или — крайне редко — на громоздкий костюм старого образца). Усложнением считалась такая манера работы с четвероногим, как «увертки», пропуски собаки, отвлечения всевозможными предметами — от тряпки до жгута и теннисного мячика.

Необходимо напомнить, что в то время по ДОСААФовскому нормативу собака ни в коем случае не должна была плотно удерживать фигуранта хваткой, а, напротив, ей полагалось«перехватывать» его руки, а точнее, болтающиеся рукава халата на замахе. Массу времени «площадочные» инструкторы убивали на то, чтобы научить собаку действовать таким образом. Именно поэтому многие псы «кусались» формально. Замечу, что собак, близких по уровню мотивированности к нынешним рабочим малинуа, было раз два и обчелся, а равных им по способности «выключаться» по команде без потери желания работать и вовсе не было.

Кстати, во время проверок использовали и такой, тогда не ведомый широкой общественности, норматив, как «лобовая атака». В массовом порядке собак впервые испытывали «лобовой атакой» на проверке, организованной Валерием Варлаковым во время выставки собак в городе Пушкине в 1987 году. Проверку проводили автор этих строк и дрессировщик Игорь Фрадин. Но об этом чуть позже.

 Собака, обученная обычным, ДОСААФовским, манером «на халат», крайне редко могла сдать экзамен с вводом неожиданных для нее элементов даже при отсутствии ударов до хватки, если, разумеется — что немаловажно, — «проверяющий» шел до конца, то есть, уловив недоработанность в каком то элементе навыка, «додавливал» собаку. В противном случае владелец, да и тренеры (!), никогда не признавали того очевидного для профессионалов факта, что «…если бы еще «давануть», то собака бы убежала». Такие случаи бывали! Между тем собака всегда сигнализирует своим поведением и мимикой, насколько она уверена в себе, и настоящий профессионал всегда может на основании этих сигналов сделать правильные выводы. Если только он настоящий и профессионал.

Кстати говоря, попытки оценивать собаку по вокальным данным (то есть по тембру ее лая) для специалистов этологов выглядят наивными, поскольку тембр определяется как размерами собаки, так и ее эмоциональным состоянием. Так, мой Гера, пес — обладатель одного из самых сильных и боевых собачьих характеров, встреченных мною в жизни, вообще не лаял, а на задержание человека (что в жизни, что на площадке) всегда шел молча. Но, если его сдерживали на поводке, поскуливал и подвывал. Лай в ряде случаев — вообще показатель неуверенности, и, если собака залаяла на фигуранта перед самым прыжком, поставив уши и притормозив, значит, она находится в сильном смущении. Именно подобного рода нюансы и учитывают классные специалисты ЗС.

Видимо, нравы владельцев собак везде одинаковы — поэтому в мондьоринге проверку навыка фигурант доводит до логического финала, хотя потом собаку могут «восстановить».

Таким образом, следует признать, что принципы усложнений, заложенные в западноевропейских Рингах, не новы для нашей страны, хотя развитие этих принципов и шло независимым путем.

 

Правила ОКД ЗКС предельно понятны, столь же ясны требования к рисунку выступления спортсменов – как четвероногих, так и их хозяев.
В ОКД ЗКС навык проверяют в заданных условиях, а в мондьоринге условия проверки навыка меняются.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: