NetNado
  Найти на сайте:

Учащимся

Учителям



Репко С. И. Война и пропаганда (ху ХХ вв.) Москва 1999 удк 311. 9 Ббк: 63. 3 Р-63



Репко С.И.

ВОЙНА И ПРОПАГАНДА

(ХУ – ХХ ВВ.)

Москва - 1999

УДК 311.9

ББК: 63.3

Р-63
Репко С.И. Война и пропаганда (ХУ-ХХ вв.) – М.: Издательство «Новости», 1999, Часть 1. – 436 с.

ISBN 5-7020-1148-1


Научная монография описывает шесть веков российской пропаганды на противника в войнах. Анализируется пропаганда против латинян (1461-1490), пропагандистская деятельность Ивана Грозного и Емельяна Пугачева, пропаганда на Францию и ее союзников (1802-1814), информационная война 1914-1917 годов, подрывная пропаганда большевиков (1918-1926), политическая работа среди войск противника, населения и военнопленных в войнах и военных конфликтах 1939-1947 годов.
УДК 311.9

ББК 63.3
© Репко С.И. Текст.

СОДЕРЖАНИЕ:

Пропаганда 1461-1490 годов.…………………………………...4

Ведение пропаганды в войнах 1500-1578 годов………………11

Пропаганда в гражданской войне 1773-1774 годов 42

Пропагандистская война России в 1802-1814 годах 75

Пропаганда на иностранных языках в 1914-1917 годах……117

Пропаганда на войска интервентов на Северном фронте…..146

Пропаганда на Западном фронте……………………………..178

Ведение пропаганды против казаков 187

Пропаганда для разложения церкви (1917-1925) 198

Ведение пропаганды на мусульман (1918-1926) 224

Пропаганда на противника в военных конфликтах

на Дальнем Востоке………………………………………….. 243

Пропаганда в войне против Польши (1939) 258

Пропаганда на население и войска противника в войне

против Финляндии 273

Пропаганда на противника в 1940 году ……..… .288

Подготовка и ведение пропаганды в 1941 году 302

Ведение пропаганды в 1942 году 321

Пропаганда на противника в 1943-1945 годах 344

Пропаганда на население зарубежных государств 377

Пропагандистская работа среди военнопленных 395
Приложения…………………………………………………….418
Пропаганда 1461-1490 годов
В ХУ веке Россия вела войны почти постоянно, и во второй половине столетия интенсивность боевых действий увеличилась. В районе Москвы военные действия шли в 1404, 1408, 1439, 1445, 1446, 1452 и 1454 годах. На юго-западе от Москвы русские полки в 1422 году безуспешно осаждали Константинополь. На юго-востоке в землях Рязанского княжества и в районе Казани война шла в 1444, 1459, 1460, 1467-1469, 1478 и 1487 годах. К северу от Москвы на землях Великого Новгорода война велась в 1411, 1445, 1449, 1456, 1483-1499 годах. Основным стратегическим направлением противодействия внешней экспансии являлся Запад. В 1401, 1402 году война шла в смоленских землях, а в 1426- 1428 годах - в псковских землях против войск, стремившихся подчинить Россию римскому папе. Россия теряла земли в Восточной Европе под ударами латинских крестоносцев, в XI11 веке поработивших славян Пруссии и продолжавших экспансию на Восток. В 1410 году объединенные силы славян разбили крестоносцев в Грюнвальдской битве, где от русских участвовал 51 полк из общего числа 91 полка. В результате разгрома погибли 18 тысяч, а 40 тысяч крестоносцев попали в плен (соотношение убитых и пленных 1 : 2,2). В 1413 году славянское княжество Литва для увеличения сил в борьбе с крестоносцами объединилось с Польшей. Однако после ряда военных неудач в 1415-1419 годах в Литве и Польше религия была реформирована по католическим догматам, а епископ перестал подчиняться православному митрополиту. В 1427 году Литва подчинила себе Псковское княжество, а с 1436 года на всей территории Литвы стала действовать латинская инквизиция.

В 1439 году на соборе христианских церквей во Флоренции представитель патриарха Византии подписал акт об унии с латинской церковью. Этот документ предусматривал подчинение византийской церкви римскому папе, реформу православия и признание догматов католической религии. Представлявший на соборе киевскую митрополию этнический грек митрополит Исидор подчинялся патриарху византийской церкви, поэтому 4 мюля 1439 года он также подписал акт об унии, подчиняя духовенство и князей Руси власти римского папы. Но после возвращения Исидора в Москву великий князь Василий 11 сместил его с митрополичьей кафедры и посадил под арест в Чудов монастырь. Это было равносильно объявлению Россией войны Византии. Запад продолжал экспансию на Русь тайными методами. Католическая Литва установила секретные связи с руководителями Новгородской республики. Чтобы помешать планам элиты Великого Новгорода перейти в подчинение католической Литвы, в 1471 году Москва начала военные действия против Великого Новгорода, продолжавшиеся до 1480 года.

Пропагандистская война Руси в ХУ веке дискредитировала католическое духовенство, которое в начале ХУ века помогало экспансии крестоносцев Ливонского ордена», а затем тайными методами осуществляло идеологическую экспансию. Авторами пропагандистских материалов являлись московские митрополиты, поскольку они возглавляли русскую церковь и были наиболее просвещенными людьми общества. Пропаганда велась в форме посланий князьям. Переписчики в Москве размножали тексты, а гонцы доставляли послания князьям. Четыре текста посланий опубликованы в «Истории русской церкви» митрополита Московского и Коломенского Макария (М.: Изд-во Валаамского монастыря, 1995, книга вторая, с.550-568). В текстах посланий отсутствуют даты составления, однако время написания текстов можно определить по косвенным признакам. Первый текст начинают слова: «Аз Федос худый раб Пресвятые Троица и Отца и Сына и Святаго Духа...». По всей вероятности, автором текста является Феодосий, поставленный московским митрополитом в 1461 и смещенный в 1464 году. Вероятно, можно датировать это послание периодом правления митрополита Феодосия.

Второй текст является более подробным вариантом первого. По содержанию он отличается лишь гораздо большим количеством аргументов. Данный текст назван «Стязанье (спор, состязанье. - Прим. ред.) с латиною, вин числом 70». Вероятно, текст был подготовлен митрополитом Терентием, когда в Москве в период с октября 1472 до февраля 1473 года проводилось «состязанье о вере» с посланником римского папы кардиналом Антонио Поссевиным, доставившим невесту Зою Палеолог для царя Дмитрия Юрьевича, имевшего тронное имя Базилевс (Василий), что в переводе с греческого означало «царь». Два других послания составлены в период с 1489 до 17 октября 1490 года, когда в Москве провели церковный собор против ереси. Вероятно, тексты готовили несколько авторов, в числе которых был архиепископ Великого Новгорода Геннадий, под руководством которого в 1497 году написали первый полный вариант текста Библии на славянском языке. (на русском языке текст Библии с Ветхим заветом впервые официально издан по постановлению Синода в 1875 году.- Прим. ред.). Два послания перечисляли факты нарушения догматов религии «латинами». Они был аналогичны тем обвинениям, которые упоминались на церковном соборе 1490 года, когда за ересь осудили на казнь дьяка посольского приказа Фёдора Курицына и других людей.

Для понимания особенностей содержания текстов посланий ХУ века приведем отрывок из вступительной части послания под названием «Стязанье с латиною », полный вариант которого в форме современного книжного печатного текста занимает около трех страниц. Приведенный текст переведен с древнеславянского языка. При чтении следует учитывать, что в то время понятие «латиняне» не соответствовало современному. В четвертом послании 1490 года «слепой латиною» назывались священнослужители всех церквей, которые с 1439 года входили в унию с римской католической церковью, разрешавшей ведение богослужения только на трех языках: греческом, иврите и латинском. К «слепой латине» автор послания ХУ века причислял римскую католическую церковь, армянскую и болгарскую церковь, которые он рассматривал, как еретические церкви, отступившие от догматов Нового завета.

Текст «Стязание с латиною...» гласит: «Когда Великий Константин от Христа принял царство и вера христианская начала оттоле более расти и распространяться всюду, и приложилось Римское царство ветхого Рима в Константинополь,1 то из семи святых Вселенских соборов на седьмом Соборе папа великого старого Рима (Римский папа. - Прим. ред.) или сам приезжал на собор, или присылал своих епископов. Святые церкви имели единство и совокупность друг с другом, одинаково говорили и одинаково мыслили. Потом же захватили старый Рим немцы и обладали той землей. Через малое время старые правоверные люди, которые хранили и придерживались закона Христа, святых апостолов и святых отцов, отошли в мир иной. С их смертью неутвердившаяся в вере молодежь прельстилась немецкими обычаями, впала в многие различные вины, и поэтому за те вины они были похулены и отречены от божественного закона. По тем грехам видно, что они впали в иудейство, а с ними в ересь впали и многие советы других церквей. Они не захотели оставить творимое зло, поэтому были от нас отвержены. Евангелие же их почитается в великой церкви, как доброе и поклоняемое. Однако оно почитается на их обличение и на стыд, поскольку они не живут так, как велит Евангелие...» Далее в тексте послания перечисляются многочисленные вины «латинян», факты нарушения ими Нового завета и православных церковных обрядов.

В четырех посланиях периода 1461 - 1490 годов в общей сложности содержится 124 темы и призыва, среди которых призывы занимают 20,9 % (26). Интенсивность употребления призывов в посланиях неравномерна. Подавляющее большинство призывов (20) содержится в послании митрополита Феодосия. Вероятно, высокий эмоциональный накал послания в период 1461-1464 годов отражал непримиримую позицию этого главы русской церкви. Видимо, такая резко враждебная «латинам» позиция митрополита вызвала сильное противодействие Запада и привела к его быстрому свержению через два года после избрания на кафедру. По-видимому, именно об этом митрополите в источниках говорится, что ему выкололи глаза, отрезали язык, а затем казнили, как отступника. В трех остальных текстах 1472- 1490 годов призывов мало, и в основном применяется способ фактологической пропаганды, когда сознанием читателя манипулируют при помощи изложения многочисленных, специально подобранных фактов, которые завершаются 1-2 призывами.

Целями призывов является повышение авторитета православных священников, дискредитация «латинской» веры, защита православных обрядов и запрещение православным общаться с представителями другой конфессии. Среди 26 призывов упоминаются следующие: «Если кто говорит вам кроме нас, а не как мы, да будет проклят», «Если ангел пришел с неба благовестить нам, но не так, как мы благовестим, да будет проклят», «Берегись кривоверных и всех их слов», «Не подобает, чадо, хвалить чужую веру», «Ты же, чадо, берегись их и свою веру непрестанно хвали», «Вере латыньской не преучайтесь», «Не поклоняйся», «Так как меня ты вопрошал, того ради молю тебя, имей преданья святых апостолов», «Не свойся к ним», «Бегай от них», «Блюди своих дочерей», «Не давай /дочерей/ за них» (за латинов. - Прим. ред.), «Не бери /в жены/ их дочерей», «Не братайся», «Не ешь с ним из одного блюда», «Не пей с ним», «Не целуй его /латинянина/», «Не принимай их брашна» (брашно - старославянское слово «пища», «снедь». - Прим. ред.), «Не скрывай в себе, но помоги правоверным», «Если видишь иудея, или сарацина, или болгарина, или еретика или латинянина, и от всех поганых всякого помилуй и от беды избавь», «Не достойно, чадо, человеку-христианину себя связать, но пусть будет связан отцом духовным», «От того же /от отца духовного/ разрешенье прими», «И сказал бы ты в воскресенье не резать /животных/ и не есть их», «Бог мира да будет с вами», «Умри с дерзновеньем за веру Христову».

Целями воздействия тематики посланий являются: дискредитация служителей церковной иерархии «латинов», дискредитация прихожан латинских церквей, призывы к защите православия, призывы к православным не общаться с представителями другой религиозной конфессии. Наибольшее количество тем посвящено дискредитации прихожан латинских церквей, внушению того, что прихожане латинских церквей неправильно верят в Бога и неправильно живут. В текстах упоминают грехи того, что латины «неправо веруют и нечисто живут», «едят с псами и кошками», «пьют свою мочу», «едят львов и диких коней, и ослов, и удавленину и мертвечину, и медвежатину и бобровину и хвост бобров». Прихожан латинских церквей: обвиняют в нарушении правил и обрядов православной религии. Говорится, что они «в посты едят мясо», «в пятую неделю поста во вторник чернецы их («чернь», представители низших сословий общества. - Прим. ред.) едят лои» (лои - старославянское слово «сало». - Прим. ред.).

Послания обвиняют латинов в том, что «согрешив, они просят прощение не от Бога, а от попа», что они «не целуют икон и мощей святых», что латины «крест целуют, нарисовав на земле, и, встав, попирают его ногами». Представителей конфессии римской католической церкви послание также обвиняет в том, что они «родившегося ребенка не называют именем святого, а просто родители дают ему имя». Особо подчеркивается отступление латинов от обрядов православия, что они «по субботам постятся как иудеи», что «в субботу они постятся, и, попостившись, едят молоко и яйца». Прихожан костелов обвиняют в том, что они «вступают в савльскую ересь, творят то, что иудеи».

Особенно подчеркивается, что грехом латинов является то, что «после смерти жены муж женится на ее сестре». Также в тексте приводится обвинение латинам, что «женщины их выходят замуж за братьев, за близких родственников». Послание содержит утверждение о том, что «многие злые дела у латинов, а вера их полна развращенной погибели». Кроме того, послание говорит, что «людям латинской и армянской веры не видеть жизни вечной». В числе обвинений латинам приводится то, что они «постригают бороды бритвой, а это отсечено от Моисеева закона и от Евангелия». Также среди грехов названо то, что латины «плюют на руку при крещении», «крестятся они пятью пальцами», «дают они детям зверские имена: Лев, Пардус». Латинов обвиняют в том, что они «святым иконам не кланяются и их не целуют», что они «в церкви лицом падают, крест рисуют пальцем и попирают его ногами» Осуждаются традиции латинов, при которых «жены их сидят во время службы на престоле». Примечательно, что в тексте за отступление от требований религиозных традиций латинов сравнивают с ворами и разбойниками, дискредитируют словами Христа: «Не всякий произносящий «Господи» войдет в царствие небесное. Не входящий в дверь есть вор, разбойник». В послании 1490 года верующих латинской, армянской и иудейской конфессии называют бранным словосочетанием «слепая латина».

На втором месте по количеству упоминаний стоят темы, призванные дискредитировать служителей культа «латинских» церквей. В числе обвинений такого рода приводятся данные о том, что «на войну ходят епископы и попы оскверняют руки кровью», что «епископы воюют, а господь это запретил: «Вложи нож свой в ножницу. Кто ударит тебя по щеке, обрати к нему другую». Послания осуждают латинских епископов за безнравственность: «епископы их женятся и попы имеют наложниц». Внимание обращается на отход епископов от традиций православия: «запрещено у латин дьякам жениться, если хотят стать попами», «епископ носит перстень на руке, а Христос и апостолы этого не разрешали», «во время службы епископы опресноком (пресным хлебом. - Прим. ред.) служат и едят его как иудеи», «во время отпевания гроб они ставят в алтарь», «во время службы епископ не так говорит, как православные», «икон в церкви они не держат, а только распятие», «впадают они в Савльскую ересь, говорят, что дух святой исходит от Бога-Сына», «во время литургии они не то говорят, что говорят, что говорят православные», «изменили они слова апостола Павла».

Особо в посланиях подчеркиваются грехи пресвитеров, которые «в пост едят бобров, говоря, что это - рыба, так как бобр живет в воде». Много обвинений касаются отступлений епископов от традиций осуществления обрядов. Так, их обвиняют, что «при крещении епископы делают одно погружение в воду, как иудеи», «при крещении они сыпят соль в рот», «при крещении дает имя новорожденному мать, а не святой отец». Много прегрешений перечисляются в отношении обрядов латинов. Епископов послания обвиняют в том, что «три раза в день они творят литургию», «во время службы все стоят в алтаре, а ведь прибожник только для святых отцов», «изображения святых икон они делают на мраморе и на помостах церковных», «не принимают они учение святых Василия Богослова и Григория Златоуста», «не кланяются они мощам святых и иконам». Особо подчеркивается жадность епископов, что они «умершего епископа держат непогребенным 8 дней, пока прихожане не придут с ним проститься и не принесут подарки». Латинских священников обвиняют в том, что они «умершему под тело кладут руки», «умершему очи, ноздри, уши затыкают воском».

Послания содержат подробное перечисление нарушений латинскими епископами слов Христа о хлебе. При этом подчеркивается, что Моисей говорил об опресноке (пресном хлебе), а Христос - о кислом хлебе. Для более подробного разъяснения разницы между этими двумя видами хлеба послание говорит о составных частях хлеба: «Мука - это тело, квас - душа, соль - ум, вода - дух живой». Это разъяснение призвано наглядно объяснить читателю суть отхода от учения Христа и дискредитировать служителей «латинских» конфессий. Епископов также обвиняют в несториевой ереси, при которой «латины» сомневаются в постулатах о непорочности Марии Богородицы. В заключительных предложениях послания 1490 года о латинской церкви говорится самыми ругательными словами, сравнивая ее со срамной частью тела, что «латина» отвержена от церкви, «как уд сгнил отвергнутый неисцеленный».

Пропаганда 1461-1490 годов показывает, что руководство России в то время уже осознавало особый российский менталитет, противопоставляя себя и свой народ «латинам». Содержание посланий дискредитировало священнослужителей католической конфессии, постулаты и обряды «латинской» веры потому, что католические пресвитеры идеологически обосновывали войну против России, внедряли в сознание прихожан (воины также были прихожанами) враждебные России стереотипы, призывали прихожан к войне против православных христиан.

Ведение пропаганды в войнах 1500 – 1578 годов

В ХУ1 веке Россия редкий год жила без войны. В начале века шли войны против Ливонского ордена (1501-1503), против населенного русскими людьми государства Литва (1500-1503, 1513-1522, 1527-1537), против Крымского ханства (1508, 1518, 1533). Во второй половине века боевые действия велись против Казанского ханства. Годы войны в источниках отличаются, поскольку в летописях новый год в тот период начинался с 1 сентября, однако имелась и другая традиция отсчета нового года - с 1 марта. С Казанским ханством войны велись в 1546-1554, 1571, 1576 годах. Три года (1555-1557) подавляли восстание в Поволжье. Еще три года (1582-1584) русские полки подавляли восстание Ногайской орды. На северной границе московские полки воевали со шведами в 1556, 1571, 1577 и 1579-1582 годах. Война против Ливонского ордена шла в 1558, 1559, 1569 годах. После распада Ливонии на три государства военные действия велись против Эстляндии, Курляндии и Лифляндии в 1571, 1573, 1577 и 1578 годах. Война против Литвы и объединившегося с 1570 года польско-литовского государства Речи Посполитой велась в 1563, 1564, 1579-1582 годах. О ходе боевых действий до нас дошли скудные сведения, которые говорят о большом масштабе войн и о том, что в боях участвовали десятки тысяч воинов. Потери в сражениях были внушительными. В документах упоминалось, что в 1501 году под Мстиславцем московские полки разгромили войска Литовского княжества, которые потеряли убитыми 7 тысяч человек. В этот же год Ливония потеряла 40 тысяч человек убитыми и пленными. В 1581-1582 годах при осаде войсками короля Стефана Батория крепости Пскова захватчики потеряли только убитыми более 5 тысяч человек.

Русские исторические летописи сохранили сведения о ведении Московским государством пропагандистской войны с противником. В 1500 году великий князь Иван 111 перед объявлением войны Литве направил в Смоленск письмо к литовскому князю Александру (в то время в Литве говорили и писали по-русски. - Прим. ред.), в котором обосновал справедливость войны. Он заявил, что защищает в Литве православных христиан. Иван 111 обвинил князя, что в Литве русских детей силою крестят в «закон римский», что «дочь моя Елена (жена князя Александра. - Прим. ред.) слышит хулы на свою веру от епископа Вильны отступника Иосафа». В «складной грамоте» Иван 111 объявлял о сложении с себя клятвы крестным целованием о мире с Литвой. Грамота заканчивалась словами: «Хочу стоять за христианов сколько мне бог поможет». Московские послы уведомили князя Александра, что князья Чернигова и Рыльска со своими землями добровольно присоединяются к Москве, и будут охраняться ее войсками. В последующих за этим военных действиях в 1500 году Москва захватила Брянск, Мценск, Серпейск. В 1512 году был захвачен находившийся в черниговских землях Путивль - вотчина Богдана Глинского, который был дедом матери будущего царя Ивана 1У (Грозного).

В царствование великого князя Василия 111 война в черниговских (северских) землях продолжалась. В 1508 году из Литвы после восстания в Москву перебежал князь Михаил Львович Глинский со своими братьями. В 1509-1511 годах М Л. Глинский посылал датскому королю письма, настраивая его против литовского князя Сигизмунда 1 (1467-1548). Одно из писем перехватили литовцы, после чего в 1511 году Сигизмунд 1 жаловался в Москву Василию 111 и просил его казнить М.Л. Глинского. Сам Василий 111 также вел пропаганду. Накануне войны 1512 года он направил Сигизмунду 1 «складную грамоту», в которой обосновал справедливость войны против Литвы тем, что его сестра Елена (вдова князя Александра. - Прим. ред.) подвергалась притеснениям воевод городов Вильны и Троцка (современный г. Тракай в 40 км от Вильнюса. - Прим. ред.). Он писал, что у Елены забрали казну, отобрали людей ее двора, не дают управлять жмудьскими волостями и городами, данными ей покойным мужем.

Во второй половине ХУ1 века пропагандистская война усилилась. В 1560-1570 годах русские вели подрывную пропаганду, распространяя «глумливые письма» на русском языке, дискредитирующие великого князя Сигизмунда 11 Августа (1520-1572), который в 1530 году стал польским королем. Приехавший в 1572 году на переговоры в Москву посол Литвы Михайло Гарабурда пожаловался, что москвичи ведут подрывную пропаганду, и этого обвинения во время приема в царском дворце не отрицали. Царский дьяк Ондрей Яковлевич Щелкалов отвечал, что оскорбительные для короля письма сочинены служившими с 1565 до 1571 года в царском опричном дворе бывшими ливонскими дворянами Таубе и Крузе “в опровержение сигизмундова злословия”.

Посол Литвы не смог ничего возразить в ответ, потому что, во-первых, Таубе и Крузе в 1571 году бежали к Сигизмунду и использовались им как советники в войне против России. Во-вторых, ставший польским королем в 1548 году Сигизмунд 11 Август на протяжении многих лет сам засылал в российские монастыри, к московским боярам “подметные письма” и грамоты подрывного содержания с предложением бежать в Литву. Инициатором ответной пропаганды на Литву являлся царь Иоанн 1У, который, вероятно, редактировал тексты “глумливых писем”, как он редактировал летопись времени своего царствования. Письма, как правило, готовились несколькими дьяками из посольского приказа - аналога современного министерства иностранных дел, а также государевыми (царевыми) дьяками из опричного двора. По подписям авторов на обратной стороне документов в архивах известны имена авторов посланий. Среди них в различные годы упоминаются: великого князя дьяк Елиазар Цыплятев (подпись на грамоте 1519 года), царев дьяк Данило Выродков (1539), царя и великого князя дьяк Юрьи Сидоров (1551), глава посольского приказа, хранитель государевой печати дьяк Иван Михайлович Висковатый (1553-1570), а также дьяки: Борис Алексеевич Щекин (1555), Путала Михайлов (1565), Арцибашев (1574); государев царев и великого князя дьяк Иван Дорофиев (1572), а также члены походной (воинской) Думы царевы дьяки Ондрей Яковлевич Щелкалов (подписи на документах 1563-1572 годов) и Василий Яковлевич Щелкалов (1572-1592), которые выполняли наиболее важные задания царя после казни в 1570 году дьяка И.М. Висковатого. Наряду с письмами на русском языке в посольском приказе писали письма на иностранных языках дьяк Иван Языков, владевший 4 иностранными языками (польским, французским, немецким и латинским), дьяк Федор Писемский, владевший 6 языками, дьяки Петр Сафронов и Михил Яковлевич Колымет, а также дьяки-иностранцы: Генрих Штаден (Гришка Жаден), Иоганн Таубе и Эллерт Крузе.

Для ведения подрывной пропаганды на иностранном языке в Москве много раз использовали взятых в 1560 году в плен ливонских дворян Иоганна Таубе и Элерта Крузе. Эти любимцы Иоанна Грозного получили в царском опричном дворе высокий чин думных людей. На службе у русского царя они не только занимались подрывной пропагандой против Ливонии, но в 1570 году также создавали в Европе благоприятное представление о политике Иоанна Грозного и мощи России. Так, в письмах к императору Священной Римской империи Максимилиану они писали о том, что "один Иоанн может изгнать турков из Европы, имея войско бесчисленное, опытное, непобедимое”.

Для пропаганды с целью разложения противника царь Иоанн 1У, кроме ливонцев, также привлекал живших Москве татарских сановников. Так, накануне переправы русских полков через Волгу 15 августа 1552 года татарский лазутчик доставил в город Казань написанные лояльным Москве царевичем Шах-Али послания к казанским вельможам, которые гарантировали их безопасность в случае выдачи русским войскам виновников мятежа. В письме к родственнику царевича - правителю Казани хану Едигеру предлагалось, чтобы он “не безумствовал в надменности, не считал себя равносильным великому Монарху Христианскому, смирился и приехал в стан к Иоанну без всякой боязни”.

Вероятно, в редактировании и составлении наиболее важных посланий участвовал бывший архиепископ Великого Новгорода Макарий (1482 - 1563), избранный московским митрополитом в 1546 году благодаря поддержке суздальских князей Шуйских. Он до смерти оказывал значительное влияние на политику российского государства при номинально правившем страной Иоанне. Макарий с 1553 до 1563 года противодействовал английскому влиянию при царском дворе, приведшему в 1558 году к перевороту в высших эшелонах государственной власти России и изменению российской внешней политики с целью вооруженного «прорубания окна в Европу» на балтийском побережье для английского торгового флота. Макарий редактировал наиболее обширное русское литературное произведение XIУ века “Великие Четьи Минеи” (12 томов), а также “Степенную книгу”. Предположение об участии митрополита в редактировании царских посланий можно сделать потому, что в текстах грамот, “крепких заповедей” и писем приводится большое количество цитат из Ветхого завета, слова Иисуса Христа, апостолов, пророков, ссылки на высказывания отцов церкви из многочисленных источников церковной литературы.

Митрополит редактировал тексты царских грамот до 1563 года. После его смерти митрополитом под именем Афанасий стал бывший духовник Иоанна 1У, протопоп царского семейного Благовещенского собора. Летом 1564 года он, вероятно, редактировал царское послание во все города России об измене князя А.М. Курбского. Такое предположение весьма вероятно потому, что в тексте приводится огромное количество цитат текстов священных книг. Всего в первом послании Ивана 1У (во второй редакции) упоминаются 124 имени, из которых 75 - библейские персонажи. В тексте 23 раза приводятся слова Иисуса Христа, 4 раза упоминается Иуда, 3 раза - Моисей. Также в тексте 11 раз цитируются высказывания апостола Павла, 2 раза приводятся слова апостола Петра и одни раз - апостола Якова. В тексте по одному разу упомянуты пророк Давид и пророк Исайя. В письме Иоанна Грозного 8 раз упоминается Израиль. Несомненно, что для составления подобного текста необходимо было отлично знать церковную литературу и проверять правильность цитирования священных текстов, что мог сделать лишь сам митрополит

Сохранились тексты посланий Иоанн 1У Василию Грязному, царю и великому князю Симеону Бекбулатовичу, польскому королю Стефану Баторию (1581), английской королеве Елизавете (1570). Также имеются переписанные с оригиналов в ХУ11 веке или цитируемые в зарубежных изданиях послания немецкому императору Карлу У (1547), английскому королю Эдуарду У1 (1554), крымскому хану Девлет-Гирею (1556), несколько писем польскому королю Сигизмунду 11 Августу, литовскому послу гетману Ходкевичу (1563), бежавшему в Литву предателю князю Андрею Михайловичу Курбскому (1564), польскому послу Кротошевскому (1570), члену общины чешских и моравских братьев Яну Роките (1570), литовскому князю Александру Полубенскому (1579), польскому королю Стефану Баторию (1579), английской королеве Елизавете 1 (1582).

Имеются тексты писем Иоанна Грозного турецкому султану, носящие откровенно бранный характер, однако в 1957 году исследователями оспаривалось авторство этих документов и их подлинность по причине их неприличного тона. Наряду с ругательными посланиями султану сохранились упоминания о письмах совершенно другого рода, призванных создать у турецкой элиты благоприятное представление о России, о политике русского паря по отношению к исламу и представителям мусульманской конфессии в стране. Например, в 1570 году Иоанн 1У в поздравительном письме новому султану, доставленном дворянином Новосильцевым в Константинополь, перечислял все дружественные сношения России с Турциею от времени Баязета, удивлялся вторжению войск Селима в наши владения без объявления войны, предлагал мир и дружбу. Эти факты показывают, что в период правления Иоанна 1У внешнеполитическая пропаганда велась при помощи писем, посылавшихся из Москвы главам иностранных государств. Целью пропаганды являлась дискредитация правителей враждебных России стран или создание благоприятных представлений о политике России.

Грамоты, направлявшиеся зарубежным адресатам от имени Иоанна Грозного, он сам редактировал, диктовал царским дьякам (секретарям - Прим. ред.) или исправлял. Оригинальный стиль царя в письмах можно увидеть по его явному отличию от стереотипного слога посольской переписки. Особенностью стиля Иоанна является сходство письменного текста с устной речью, наличие повторов, перескоков на другие темы, импровизации, изложения мыслей без строгого плана. Все это не характерно для посольской переписки, где тезисы излагались по рангу в строгой последовательности и в соответствии с традициями. Слог Иоанна в “глумливых письмах” выявляется по употреблению им притворно смиренного тона или ученых цитат из текстов книг отцов церкви наряду с насмешками, издевательствами и ругательствами.

Пропаганду на врага вели не только царь Иоанн 1У, дьяки посольского приказа в Москве, лояльные России высшие татарские сановники или служившие в опричном царском дворе иностранные дворяне. Царские воеводы в пограничных российских городах также писали грамоты к зарубежным королям. Так, в декабре 1556 года для подготовки к войне со Швецией в Новгороде собралось большое войско, чтобы устрашить шведов и заставить их выполнить условия Москвы без военных действий. Московские воеводы: новгородский наместник князь Димитрий Палецкий, князь Петр Щенятев и астраханский царевич Кайбула послали шведскому королю Густаву Вазе письмо с угрозами. Короля обвинили в том, что он бессовестно нарушил перемирие с Россией, нападал летом 1556 года на русскую крепость Орешек, жег русские селения. Выдвигалось условие, чтобы шведский король в течение двух недель сам выехал на границу или прислал вельмож для рассмотрения обоюдных претензий и казни обидчиков. В случае невыполнения условий Густава Вазу устрашали тем, что начнется война, и он станет виновником ужасного кровопролития. Однако шведы прислали грубый ответ, после которого город Выборг подвергся трехдневному обстрелу из орудий, город Нейшлот был разорен, а его многочисленных пленных продали в Новгороде. Мужчину продавали за гривну (10 копеек), а молодую женщину - за пять алтын (15 копеек). Число пленных было так значительно, что цены упали, и женщина-пленница стоила чуть больше фунта сахара (4 алтына).

Цели, содержание и способы русской подрывной пропаганды того времени видны при анализе четырех текстов писем 1564 года и письма 1577 года. Одно письмо называется «Благочестивого великого государя и великого князя Иоанна Васильевича всеа Руси послание во все его великия Росии государство на крестопреступников, князя Андрея Михайловича Курбского с товарыщи, о их измене». В историографии оно известно как «первое послание», у которого имеется две редакции текста. Один из вариантов письма занимает 88 страниц, написанных почерком «полуустав». Текст этого письма также имеет краткую редакцию на 44 страницах под названием «Лета 7072-го царево государево послание во все его российское царство на изменников его, на князя Андрея Курбского с товарыщи, о их измене». Третий текст назван «Грамота государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Росии в землю Вифлянскую во град Волмер ко князю Ондрею Курбьскому». Этот вариант письма называют «вторым посланием» Ивана 1У. Четвертый текст является письмом 1577 года, написанным после захвата московскими полками города Волмер в Лифляндии, данного польским королем во владение А.М. Курбскому.

«Первая редакция» письма царя Ивана 1У от 5 июля 1564 года является огромным для того времени литературным произведением. Контент-анализ лексики и анализ стиля изложения текста показывают, что «крепкую заповедь», вероятно, писали 4 человека. Письмо это создавалось теми же лицами и по тем же принципам, по которым составлялись посольские грамоты. После бегства А.М. Курбского за границу в середине апреля 1564 года до конца июня Иоанн Грозный не мог самостоятельно сочинить такое огромное и сложное послание. Царь в то время путешествовал и побывал в Никитском монастыре в Переяславле, в дворцовых селах под Можайском и Вязьмой. Однако он все же продиктовал писцам ряд страниц, где обращение идет от первого лица. Вероятно, текст письма писал дьяк Ондрей Васильев. В 1563-1565 годах он являлся одним из наиболее приближенных к царю дьяков, поскольку Иоанн Грозный брал его с собой в поход для завоевания Полоцка и оказал высокую честь. Дьяка он поставил у входа в царский шатер вместе с дворовым воеводой боярином Иваном Петровичем Яковлевым и князем Петром Ивановичем Горенским для встречи литовского воеводы Довойны, прибывшего к царю для сдачи города Полоцка.

Анализ лексики и стиля текста дают основание предположить, что письмо писали еще три человека. По-видимому, одним из этих авторов являлся глава посольского приказа хранитель государевой печати (по рангу канцлер. - Прим. ред.) дьяк Иван Михайлович Висковатый, который пользовался особой доверенностью и милостью Иоанна Грозного. На участие дьяка И.М. Висковатого в составлении текстов подрывных материалов в Литву и Турцию указывают материалы его обвинительного заключения. Перед казнью 25 июля 1570 года в Москве думный дьяк прочитал на большой торговой площади в Китай-городе обвинение, в котором утверждалось, что ‘‘Иван Михайлов, бывший тайный советник государев... служил неправедно его царскому величеству и писал к королю Сигизмунду... изменник неблагодарный писал к султану турецкому”. Вторым косвенным признаком участия И.М. Висковатого в составлении письма Андрею Михайловичу Курбскому от 5 июля 1564 года является то, что последовательность изложения материала в начале письма и некоторые обороты речи полностью копируют традиции посольской переписки, что не мог придумать человек, который не занимался этим делом.

Текст первого варианта письма предназначался для рассылки по городам России. Направление письма в город Волмер (в других вариантах текста писалось, что письмо послано в город Владимир) свидетельствует, что царь Иван 1У считал этот город своей наследственной собственностью. В тексте «крепкой заповеди» Волмер именуется «отчина» (родовое имение, пожалованное в потомственное владение. - Прим. ред.) царя Ивана Васильевича.

Анализ показывает, что главной целью послания была дискредитация А.М. Курбского, назначенного королем Сигизмундом 11 воеводой города Волмера. По количеству тем, призванных опорочить князя Андрея, эта цель воздействия занимает 79,7 % (всего насчитывается 232 темы). Авторы послания в первую очередь стремились оклеветать представителя древней элиты, потомка князя ярославского и смоленского Федора Черного, который основал Владимирское княжество и причислен церковью к лику святых. Дедом А.М. Курбского являлся «покоритель Перми и Югры» Семен Федорович Курбский. Новая элита государства - Глинские после смерти в 1563 году митрополита Макария обвинила представителя древней знати А.М. Курбского во всех мыслимых грехах и преступлениях.

В тексте «второй редакции» послания дискредитируют главу челобитного приказа владельца костромской вотчины окольничего Алексея Федоровича Адашева (9 упоминаний в тексте письма), а также бывшего духовника царя, священника Сильвестра, служившего в Благовещенском соборе Кремля, являвшемся домовой церковью царской семьи (9 упоминаний). Нападки в тексте на представителей древнего рода князей Шуйских повторяются в письме 6 раз. Среди критической информации текста послания имеется неблагоприятный отзыв о князе Ивана Васильевиче Шуйском, которого царь Василий 111 перед смертью назначил регентом при малолетнем Иване 1У.

Наиболее серьезные обвинения в тексте утверждали о предательстве князем А.М. Курбским православной религии, что по традициям того времени являлось наиболее тяжким преступлением. В тексте князь 7 раз обвинен в отступничестве от православия и назван “отступником от Бога”, “отступником от честнаго и животворящего креста господня”, “отступившим от поклонения божественным иконам”, “отступником” (4 раза). Кроме того в тексте, подразумевая Курбского, утверждалось, что “отступник - это наихудший из грехов”.

Согласно традициям православия, человек демонстрирует свою приверженность к вере тем, что в храме после богослужения целует протягиваемый ему священником крест с распятым на нем Христом. Это ритуальное действие является символом приверженности вере и традициям, эквивалентным присяге или торжественной клятве. Символом веры также является поклонение в церкви священной чаше, святым иконам; вкушение в храме после торжественного богослужения хлеба и вина, символизирующих плоть и кровь Христа - “приобщение к святым таинствам”. В ХУ1 веке обвинение кого-либо в “преступлении через крестное целование” являлось показателем величайшего греха. В тексте письма царь называет Курбского “крестопреступником” (3 раза), “нарушителем крестного целования” (2 раза), “врагом креста Христова” (1). Кроме того Курбский назван “осквернившим и поправшим священные сосуды и образа” (1), “поправшим святые иконы” (1), “поправшим все священные установления” (1), “отвергнувшим христианскую божественную тайну” (1).

Князя А.М. Курбского также обвиняют в том, что он “против Бога восстал” (1). Вместе с другими беглецами его обвиняют в том, что они “на церковь восстали” (5 раз) “предали православное христианство” (2), “нарушили присягу” (1). Князь назван “противником Бога” (1), “предателем христианства” (2 раза), “блудником” (2), “врагом креста Христова”. Иоанн Грозный в тексте послания также пишет о Курбском как о человеке, “святые храмы разорившем” (1 раз).

При дискредитации не только утверждается то, что человек предал традиции отцов (православную религию), но всевозможными способами понижается его социальный статус в иерархии общества. Во-первых, для понижения социального статуса традиционно использование утверждения, что объект дискредитации является не человеком, а животным. В тексте письма для этого в основном использовались ругательства, ярлыки и слова с негативной эмоциональной окраской. Курбского в письме называли “собакой” (12 раз), “бешеной собакой”

страница 1страница 2 ... страница 29страница 30


скачать

Другие похожие работы:




Документы

архив: 1 стр.